Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 5
Глава 5
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 19:54 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА V

Перед первым выступлением школьной рок-группы Аня так волновалась, что с самого утра не выпускала из рук гитару, репетируя разученные аккорды. Под эти неумолкающие звуки папа кру¬тился перед зеркалом в коридоре. Мама поправ¬ляла ему галстук.
— Может, ну его, этот костюм? — предложил Михаил Алексеевич.
— Миша, ну что за ребячество? Ты выгля¬дишь, как с картинки. — Мама поцеловала папу в щеку. — Пойдем, омлет уже остыл. Еще я спе¬циально для тебя испекла шарлотку.
— Ну прямо королевский завтрак! С чего бы?
— Надо же тебя баловать хоть иногда, — под¬мигнула Ирина Петровна.
После завтрака родители заглянули в комнату Ани.
— Что за грохот с утра пораньше? — Мама пы¬талась перекричать громкое Анино соло. — Ты же знаешь, что у папы сегодня ответственный день!

— Мам, извини, — Аня остановилась, — но у меня сегодня в школе концерт, помнишь, я вам говорила? Может, послушаете?
— Ерунду не говори. И так голова от музыки болит, не хватало еще, чтобы папа из-за твоих песенок на встречу опоздал.
— Ну что ты, Ир, — запротестовал папа. — Да¬вай послушаем — у ребенка первый концерт.
Аня вскочила на кровать и заиграла «Бай-бай, Алиса». Папа тем временем, лишившись бес¬престанной маминой опеки, сменил пиджак на свитер. Мама, оглушенная сногсшибательным репертуаром дочери, схватилась за голову.
— Ничего себе песенка для комиссии, — про¬бормотала она. — Хорошо, если школу после такого не закроют. Вы где это выискали?
— Вообще-то сами сочинили, — похвасталась Аня. — Наташа — музыку а я — слова.
— Оно и видно, — хмыкнула мама.
— А по-моему, неплохо — задорно! — поддер¬жал дочь Михаил Алексеевич.
Мама, увидев его без костюма, нахмурилась.
— Переоделся? Совсем неумно.
— Мне так комфортнее...
Лена копалась в шкафу, подбирая одежду для выступления, когда зазвонил телефон. Она под¬няла трубку:
— Театр у микрофона!.. Ой, мама! Говори гром¬че, а то тебя совсем не слышно. Ну, как вы там? Как погода? Везет, а у нас мороз. Мам, я теперь в рок-группе играю басисткой, у нас сегодня концерт. Письмо послали? Сейчас посмотрю. — Лена включила компьютер и проверила почту. — Супер! Вы такие красивые. Я очень скучаю. Ой, правда? Круто, надо бы деда обрадовать, сейчас я его позову. Мам, алло?
Связь оборвалась, и девушка отложила трубку. В комнату вошел дед.
— Мама звонила, она скоро приедет, может, даже через месяц или раньше, — радостно сооб¬щила Лена.
— Хорошо, а то ты меня уже утомила.
— Не расслабишься — ты теперь вдвойне деда. У меня будет братик! — завизжала девушка.
— Я смотрю, они времени зря не теряют. А ты мою рукопись не видела?
Лена незаметно задвинула ногой пакет, торчав¬ший из-под шкафа, и кивнула на стол, где лежали бумаги.
— Дед, ты же ее не уничтожишь?
— Не дождетесь. Перевяжу красной ленточкой и оставлю потомкам, может, хоть они оценят.
— Давай попробуем еще куда-нибудь отдать, — предложила Лена. — «Российский фантаст» не единственное издательство.
— Я с прохиндеями связываться не буду, — бросил дед, выходя из комнаты.
...Лера и Наташа раздевались в школьном гар¬деробе.
— О, новая кофтень? — поинтересовалась Ле¬ра, критически оцершвая наряд подруги.
— Мамина, заставила надеть. Прикинь, спецом постирала все мои шмотки, чтобы не высохли. Но я все равно в своей буду выступать — я ее с собой взяла.
— Дай мне тогда эту, — попросила Лера. — У твоей мамы прикольный вкус.
— Без проблем.

— Слушай, а ты маме сказала про отца? — Да, она не в восторге.
— Свыкнется, нормально.
К девчонкам подбежала Аня.
— Не знаете, ничего там с клавишными не слышно?
— Пока нет, — ответила Наташа.
Степнов и Рассказов стояли возле спортзала, физрук жаловался:
— У друга детства просил клавишные, но со¬рвалось. Может, в прокате возьмем?
— Дешевле новые купить.
Взволнованной стайкой подлетели девчонки.
Защебетали наперебой, радостно и заполошно:
— А когда репетиция будет?..
— Сегодня?..
— Перед концертом?..Я вас со второго урока отпросил, — успокоил Рассказов.
— О, зашибись, контру по химии пропустим! — радостно галдели девчонки. — Надо было раньше эту группу организовать.
Когда девушки доставали из подсобки инстру¬менты, в зал влетела учительница музыки Агнес¬са Юрьевна Круглова.
— Ура, товарищи! Победа! — воскликнула она. — Боря, осторожнее заноси, это тебе не хо¬лодильник.
Южин торжественно внес в зал синтезатор, девчонки завопили от восторга.
— Вот, подняла старые консерваторские связи, выбила вам инструмент на сегодняшний кон¬церт, — похвасталась Круглова.
Она подошла к синтезатору и сыграла нечто классическое — все зааплодировали.
— Слушайте, а Алехина как же? — спохвати¬лась Лера. — Надо было ее позвать!
— Должна прийти, я вчера ей звонил, — со¬общил Виктор Михайлович. — Бегите сейчас на урок, а на перемене я вас жду.
Женя сидела за партой одна. Аня подсела к ней, торопясь сообщить приятную новость.
— Женька, пляши, Круглова клавишные при¬несла. Так что будешь теперь с нами выступать. Ты рада?
— Рада, — без энтузиазма ответила Женя.

— Нас историк с урока отпросил, репетиция в спортзале. Ты болеешь, что ли?
— Я здоровее всех вас.
— Ну, поздравляю. Жень, а ты почему оранже¬вое стала носить?
— Потому что это мой цвет. Есть еще вопросы?
Вопросы у Ани были, но в класс вошла алгебраичка Борзова.
— Так, все открываем тетради, пишем номера
заданий: со 125-го по 137-й, в конце урока все
тетради сдать. Семенов, Южин, идите со мной —
поможете актовый зал готовить к концерту.
В актовом зале полным ходом шла подготовка: надували воздушные шары, развешивали их по стенам, передвигали мебель, ставили цветы. Ра¬боты всем хватало, да и просто поболтать не воз¬бранялось. Поэтому когда юный библиотекарь Светочка вернула молодой химичке Каримовой долг, пятьсот рублей, разговор их плавно перетек с новенького навороченного кошелька и модных кожаных изделий на прочие жизненные привя¬занности.
— А как тебе новый историк, Рассказов? — ин¬тересовалась Светочка.
— Да ничего особенного, не в моем вкусе, — от¬вергла Каримова.
— А мне он дико нравится.
— Твоя же любовь — Витенька! — Химичка кивнула на физрука, расставлявшего банкетки.
- У него только физкультура на уме, — вздох¬нула Света, — я и так, и этак, и пирогами его уго¬щала, а он не реагирует...
— Переключись на историка, твой Витенька сразу среагирует, — посоветовала Каримова.
— Я не знаю, как...
— Таких, как он, надо завоевывать долго и
упорно. Но если завоюешь, он твой — будет каши
детям варить и зарплату отдавать.
В зал вошла Борзова, за ней Маркин и Семенов тащили огромную кадку с пальмой. Светочка подбежала к алгебраичке и протянула ей купюру в 5000 рублей:
— Спасибо, что выручили, Людмила Федоров¬на, вот возвращаю...
— Ух ты, хорошая деньга! — произнес Семе¬нов, увидев купюру. — Я такую даже в руках не держал. Можно посмотреть?
— Да, за одну такую бумажку можно новый скейт купить со всеми делами! — с восхищением выдохнул Антон.
— Так, это что за грамотей писал? — восклик¬нула Борзова.
Над сценой висел плакат с вопиющей ошибкой: «Добро пжаловать».
— Ну-ка быстро снять и переписать! — развол¬новалась алгебраичка и, швырнув в негодовании свой кошелек на стол, устремилась к сцене.
Пока под ее руководством Антон пытался снять безграмотный плакат, в другом конце зала со сте¬ны сорвалась гирлянда шариков.
— Невыносимо... — вздохнула Борзова, опус¬кая руки.
Надув очередной шарик, Каримова заметила на столе кожаный кошелек — модный и наворо¬ченный, точь-в-точь такой, в который она только что положила 500 рублей, возвращенные Светоч¬кой. Химичка ни минуты не сомневалась в его принадлежности.
— Вот растяпа я! — ахнула она и спрятала ко¬шелек в сумку.
— Они едут! Едут! — закричала завхоз Елена Петровна, и все, учителя и ученики, заметались, уничтожая последние следы небрежности в па¬радном убранстве зала.
— А где мой кошелек? — всполошилась Борзо¬ва, порылась в сумке, поозиралась. — Только что в руках был...
— Сколько денег-то в нем? — поинтересовался дядя Петя.
— Пять тысяч.
— Э-э-э... Здесь вон сколько народу крутилось, Маркин был, Семенов...
— Точно! — вспомнила Людмила Федоровна. — Они брали посмотреть. Воры! — и выбежала из зала.
Во дворе школы остановились несколько слу¬жебных машин, из них вышли члены комиссии. Весь учительский состав во главе с Савченко высыпал на крыльцо встречать гостей.
— Здравствуйте, Авангард Михайлович! — приторно поприветствовал Шрек главу управле¬ния образования.
Авангард Михайлович внимательно посмотрел на входную дверь. Рядом с ней, на куске фане¬ры, красовалась надпись: «В этой школе учится «звезда» Полина Зеленова».
— Это у нас ребятки шутят! — Савченко нервно засмеялся.
Борзова затолкала Маркина и Семенова в учи¬тельскую.
— Так, голубчики, — грозно сказала она, — верните кошелек.
— Какой кошелек? — удивились мальчики.

— Ну-ка выворачивайте карманы, портфели, давайте-давайте.
— Лично я ничего выворачивать не буду. Вы¬зовите моего адвоката, — заносчиво ответил Семенов.
— Сейчас я вас к директору отведу — там и разберемся, — сказала алгебраичка и потащила парней в кабинет Савченко.
Там как раз в этот момент Николай Павлович принимал членов комиссии.

— Где вас носит? — грозным шепотом встретил он ворвавшуюся Борзову.
— У нас ЧП, — тоже шепотом доложила Люд¬мила Федоровна. — У меня украли кошелек, в нем было пять тысяч рублей. Маркин и Семенов — во¬ры. Нужно срочно милицию вызывать.
— Какая милиция? — испугался Савченко. — Сами потом разберемся, пойдемте.
Учителя и ученики постепенно заполняли актовый зал. Члены комиссии рассаживались в первом ряду, во втором расположилась Борзова, усадив рядом с собой Семенова и Маркина, что¬бы они не сбежали с ее кошельком.
По условному знаку Степнова концерт начался. На сцену вышли ведущие-пятиклассники.
— Добрый день, дорогие наши гости и наши учителя! — громко сказала девочка.
— Мы начинаем наш концерт. Не жалейте ваши ладони, хлопайте громче! И не забудьте отключить мобильные телефоны, — продолжил мальчик.
На сцене появились девочки в цилиндрах и стали танцевать. А главные рокерши школы не¬рвничали за кулисами, проверяя инструменты.
— Анька, сойди со шнура, — шипела Лена, дер¬гая свою бас-гитару. — Слышишь?
— Лен, извини... Не слышу ничего — у меня от волнения в ушах звенит.
Отставить, — отдала приказ Лера. — Все
делаем глубокий вдох.
Из угла донеслось еле слышное бормотание:
— Отечественная подлодка... подлодка...
— Южин! — возмутилась Лера. (Парень, за¬бившись между реквизитом, разгадывал кросс-ворд.) — Ты чего здесь расселся? Другого места не нашел кроссворд свой отгадывать?
— А я тоже выступаю, — оправдался Боря. — Умножаю в уме четырехзначные числа.
— А кроссворд, чего, для тренировки? — ус¬мехнулась Наташа.
— Нет, нервы успокаиваю. — Южин снова уткнулся в журнальную страницу, карандашом считая клеточки по вертикали.
— Читай громче, — попросила его Лера, — нам всем нужно нервы успокоить.
— «Маленькие яблочки, рано созревают, а по¬том остаются на ветках до самой зимы», — про¬читал Боря. — Семь букв, первая «р».
Из-за занавески выглянул мальчик-ведущий:
— Девчонки, как вас объявлять?
— Рок-группа ... — пожала плечами Лена.
— Ранетки, — тихо произнесла Женя, отвечая Южину.
— Точно! — обрадовался он. — Такие малень¬кие яблочки, вкусные, я в детстве ел!
— Девчонки! — Аня округлила глаза, и стало понятно, что ее осенило. — А давайте «Ранетка¬ми» назовемся, а? Так и объявляйте!
— А че, прикольно, — согласилась Лена.
На сцене Коля Платонов показывал фокусы. У него в руках таинственным образом исчезал белый платочек, а потом так же загадочно появ¬лялся то из-за уха, то из ботинка.
— Уважаемая публика, кто не пожалеет для
факира ста рублей? — спросил Коля.
Авангард Михайлович полез за бумажником, но Савченко остановил его руку, достал из кар¬мана стольник и протянул Платонову. Юный фокусник, не дрогнув, разорвал купюру на две половинки, по залу пробежал смешок. Несколько пасов руками, и сотня вновь оказалась целой — грохнули бурные аплодисменты.
— Во дает... талант! — восхитился директор, забирая деньги.
— Может быть, публике не жалко для факира пятисот рублей? — хитро спросил Коля.
Химичка Каримова полезла в сумку, достала из кошелька купюру и отдала мальчику. Платонов развернул бумажку, она оказалась пятитысяч¬ной. Каримова недоуменно улыбнулась:
— Это что, фокус? У меня было пятьсот!
Борзова заглянула через плечо Каримовой и
обомлела: химичка держала в руках ее кошелек!
— Ирина Ренатовна, как же вы? Это же мой кошелек... — прошептала она. — И деньги мои!
— Как же ваш, это мой. — Химичка для дока¬зательства предъявила и свою сумку и даже по-рылась в ней... и достала второй, очень похожий кошелек. — Ой...
В эту минуту Коля Платонов разорвал купю¬ру, но, как ни старался, не мог соединить поло¬винки.
— Простите, не получилось, — расстроено сказал он.
Савченко нервно заерзал на стуле, Борзова по¬крылась красными пятнами, Маркин и Семенов тихонько заржали, прикрывая рты руками.
— А что это у вас там такое? — Коля Платонов подошел к Авангарду Михайловичу и нашел у него за ухом целую пятитысячную бумажку.
Зал разразился смехом и аплодисментами. Только Борзова не смеялась: все еще красная от волнения, она забрала у Каримовой кошелек, а у Коли купюру и поспешно спрятала все в сумку.
Следующим номером программы было вы¬ступление рок-группы. Лера теребила в руках барабанные палочки, Аня, Наташа и Лена на¬страивали гитары. Внезапно у Жени зазвонил мобильный.
— Алло? Да, хорошо, я сейчас буду, — тихо ска¬зала она в трубку. — Девочки, мне нужно срочно уйти.
— Ни фига себе! Алехина, ты с ума сошла! — возмутилась Лера. — У тебя что-то случилось?
— Случилось. — Женя взяла свои вещи и, не оборачиваясь, ушла.
— А сейчас перед вами выступит рок-группа
«Ранетки»! — послышались со сцены голоса ве¬дущих.
Пытаясь унять дрожь в коленках, девушки вы¬шли на сцену и заиграли «Алису». Они зажигали, как настоящие рокеры: прыгали по сцене, трясли головой и пели очень громко. Зал подпевал, неко¬торые зрители даже встали. По сияющим лицам Авангарда Михайловича и его коллег было видно, что комиссия осталась довольна концертом.
Папа Ани стоял на улице и улыбался. Он был счастлив: только что ему сообщили, что некий французский инвестор Франсуа очень заин¬тересовался его проектом торгового центра и даже внес немаленькую сумму в строительство. Строить собирались без изменений, а Михаила Алексеевича не только снова взяли на работу, но и заплатили ему прибавку к жалованью. В довер¬шение всего инвестор пригласил его на ужин, где нужно было обсудить детали проекта.
Для полного блаженства не хватало только одного. Михаил Алексеевич достал телефон и набрал номер.
— Здравствуйте, Лиза. Вы угадали мое буду¬щее, подробности при встрече.
— Извините, Михаил, сегодня не получится, — ответила Лиза. — Я работаю допоздна.
— Очень жаль, — грустно вздохнул папа Ани, нажал «отбой» и спрятал мобильник в карман.
— Через минуту телефон зазвонил.
— Это Лиза, — послышалось в трубке. — Я до¬говорилась: встретимся вечером. В шесть.
— Спасибо. До встречи! — радостно сказал Михаил Алексеевич.
Тяжело дыша, Женя вбежала в зал клуба «Раду¬га». Наставница Елена Васильевна вызвала Дину в центр круга.
— Дина, ты должна снять зеленое. Ты достойно прошла испытания зеленого спектра, и теперь ты переходишь на второй уровень. Ты приблизилась к небесной элите.
Наставница надела на Дину голубой балахон, члены клуба захлопали.
В конце занятия, когда все разошлись, Елена Васильевна подозвала Женю.
— Женечка, а ты почему до сих пор не за¬платила взносы? Взрослые члены клуба платят взносы — добровольные жертвы. Так как ты учишься в школе, мы позволили тебе пройти первую ступень бесплатно. Но дальше так про¬должаться не может — это несправедливо по отношению к другим членам клуба.
— Мне родители денег не дадут. — Женя грус¬тно опустила глаза.
— N0 посмотрела на Женю. — Слушай, смотри... Или нам придется расстаться. Женя села на стул и заплакала:
— Не прогоняйте меня, пожалуйста. Я не вы¬живу. Мне с вами так хорошо...
— Я тебя не прогоняю, — ласково произнесла Елена Васильевна. — Но ты же не можешь полу¬чать знания и никак за это не платить! Это духов¬ный вампиризм.
— Что мне сделать? — Женя вытерла слезы.
— Те, кто не может платить, собирают пожерт¬вования на улице.
— Нет, я не смогу!
— Тогда нам придется расстаться.
Наставница вышла из зала, оставив плачущую
Женю одну. В дверь заглянула Дина.
— Пошли собирать деньги, я тебе покажу, как надо, — предложила она.
Женя радостно улыбнулась и, вскочив, побе¬жала к Дине.
— Главное — не обращай внимания на нега¬тив, — учила Дина, пока девушки шли по улице,— ставь внутреннюю стену между собой и ими. Помни: эти люди — просто средство, материал. А тебе нужно собрать деньги. Не подходи к тем, кто спешит. Высматривай тех, у кого растерян¬ный вид либо какая-то проблема — в основном
это женщины за сорок.
Дина улыбнулась как-то неестественно и по¬дошла к стоявшей неподалеку женщине.
- Можно к вам обратиться? Мы собираем средства на Храм Радуги и Всеобщей любви. Можете пожертвовать что-нибудь? У нас даже документы есть...
Женщина вынула из кошелька несколько ку¬пюр и протянула девушке.
— Вымогательницы! Зачем вы им даете? — возмутился проходивший мимо старик. — Они сейчас пойдут и пива купят. Лучше собакам без¬домным дайте!
Дина схватила Женю за руку и быстро увела подальше от этого места.
— Пусть там разбираются, это не должно тебя волновать, — сказала она. — Давай тренируйся.
Женя робко подошла к молодой девушке.
— Простите, мы собираем деньги на Храм Ра¬дуги и Всеобщей любви. Вы не дадите?
— Девочки, вы лучше в нормальный храм сходите. Хватит дурью маяться! — отмахнулась девушка.
— Извините... — покраснев от стыда, Женя отошла.
Вечером директор школы, учителя и члены комиссии сидели за накрытыми столами в учи-тельской. Общение стало совсем неформальным, настроение у всех было отменное.
— А девчонки молодцы! — произнес Авангард, вспоминая концерт. — Как там их группа назы¬вается?
— «Ранетки», — напомнил Рассказов.
— Я сам в молодости был рокером. Во-от такие Патлы носил! — Глава управления показал линию ниже плеч. — Вообще-то я люблю Битлов, но де¬вочки талантливые — надо их поддержать.
Дискотека в актовом зале была в самом разгаре. Диджей объявил белый танец, и Аня, подпирав¬шая стенку, смущенно взглянула на Антона. Она все не решалась его пригласить. И в конце концов услышала, как участливо вздохнула Наташа:
— Пойду Антоху приглашу, а то он там ску¬
чает.
Наташа и Антон закружились в танце, и Аня i ючувствовала себя глубоко несчастной. Хорошо вот так на правах друга детства приглашать куда угодно и когда угодно...
— Чего стоим? — Лера потрогала Аню за пле¬чо. — Пошли Витеньку с Игорьком пригласим.
Через минуту Лера танцевала с Рассказовым, а Аня — со Степновым. Внезапно физрук остано¬вился и, приветствуя, замахал рукой:
— Кулемина!
К ним подошла Лена.
— Слушай, комиссия визжала от восторга! — сообщил ей Степнов. — А что с Алехиной-то слу¬чилось, кто-нибудь знает?
— Наверное, папа домой позвал уроки делать, — саркастически заметила Лера.-Я бы так никогда не сделала. Бедная Агнесса Юрьевна, старалась, добывала ей синтезатор... — осудила Лена.
— Мне кажется, у Жени что-то случилось. Она последнее время такая странная, — вставила Аня.
— Ну тогда разузнайте, что с ней. Товарищей к беде не бросают! — подытожил Степнов.
Краем глаза Аня увидела, что Антон говорит по телефону, потом что-то шепчет на ухо Наташе и уводит ее из зала. Может, между ними что-то большее, чем дружба? Анииы мысли прервала Лена:
— Ладно, я домой. У меня там дед. Пока!
Диджей приглушил музыку и сделал объявле¬ние:
— Я думаю, со мной все согласятся, что самая красивая девушка вечера — Полина Зеленова, мегазвезда рекламы!
Зеленова, вокруг которой, как всегда, вились старшеклассники, снисходительно кивнула и улыбнулась. К ней подошел Южин и протянул фанеру, стоявшую у входа в школу:
— На, держи. Это тебе на память, звезда ты наша.
Зеленова выхватила фанеру и попыталась ог¬реть Борю по голове, но тот увернулся и заржал.
К Ане подошли развеселившиеся Наташа, Ан¬тон и Гуцул. Беспрестанно хохоча и перебивая друг друга, ребята стали рассказывать:
- Приикинь, Гуцул не мог в школу войти — охранник не пускал...
- А Наташка его отвлекла — сказала, что в туалете потоп...
Операция с триумфом завершена. Аня облегченно вздохнула: это была всего лишь миссия по спасению друга, и ничего больше. Она уже готова была пригласить Антона на следую-щий танец и многозначительно смотрела на него, почти не стесняясь, но Гуцул все испортил:
— Хорошо выглядишь, пошли потанцуем!
Кружась с Гуцулом в паре, Аня с завистью смотрела на танцующих рядом Антона и Наташу. После дискотеки ребята вывалили на улицу.
— Все, други, веселитесь одни — меня папка взял под конвой. — Лера помахала рукой и скры¬лась за углом.
Возле школы стояла красивая спортивная ма¬шина, в ней сидели Геннадий Борисович Фуре — старый знакомый и коллега Лериного папы — и трое парней.
— Олег, займешься вот этой девчонкой, пока ее папаша будет в командировке, — холодным тоном сказал Фуре.
— Не староват ли я для школьницы? — усмех¬нулся небритый парень лет двадцати пяти.
— В самый раз. Они как раз таких любят — безмозглых и смазливых, на спортивных тачках. Поехали за ними, только осторожнее. Он же опытный мент, сразу заметит хвост.
Аня, Антон, Наташа и Гуцул шли по улице и болтали.
— Зря ты так поздно пришел, — сказал Маркин Гуцулу, — не видел, как девчонки зажигали. Зуб даю, из них получится настоящая рок-группа.
— Типа звезды? — улыбнулся Гуцул. — Мы тоже не лаптем щи хлебаем. Я тебе завтра новый трюк покажу — закачаешься. Девчонки, прихо¬дите снимать!
— Мне понравилось на тренировке, столько нового, — сказала Аня. — Я рада, что у меня по¬явились такие друзья, как вы.
— Друзья? Ты что, маленькая, что ли? — уди¬вился Гуцул. — Между мужчиной и женщиной дружбы не бывает.
Но Аня его уже не слушала: на противополож¬ной стороне улицы она заметила своего отца с какой-то молодой женщиной. Они оживленно беседовали и выглядели вполне счастливыми.
— Извините, мне пора. Пока! — не глядя на ребят, Аня побежала через улицу.
Дорогу ей преградил проезжающий автобус и, когда он отъехал, паны уже нигде не было видно. Аня свернула в переулок, осмотрелась и вдруг заметила ярко-рыжую шевелюру и оранжевый балахон Жени. Девушка приставала к незнако¬мой женщине:
Не пожертвуете на Храм Радуги и Всеобщей любви?
- Какой? — переспросила женщина.
- Всеобщей. В мире так мало любви, никто никого не любит. Наша организация собирает деньги на Храм любви. Приходите к нам...

— Сектантка! — закричал на Женю стоявший рядом мужчина, которому она уже успела сунуть флаер.
— Женя, постой! — Аня рванулась к однокласснице, но та как будто никого не видела.
Аня подняла упавший на землю флаер и раз¬вернула его. Пока она читала о клубе «Радуга», Женя исчезла.
Мама готовила ужин. Аня тихо зашла в комнату отца. Тот сидел над чертежами торгового центра и что-то исправлял.
— Пап, я хочу с тобой кое о чем поговорить, — начала Аня.
— Ты чего такая серьезная, морковка? — улыб¬нулся папа.
— Не надо улыбаться. Я видела тебя сегодня на улице с другой женщиной.
— Тебе показалось.
— Нет, не показалось. Я видела, как ты с ней разговаривал. Пап, я хочу, чтобы ты сам во всем признался маме. Это же подлость. Это нечестно!
В комнату заглянула мама:
— Несите фужеры — и за стол, пока все не ос¬тыло.
На кухне Аня и Михаил Алексеевич сидели молча: ни одному, ни другой кусок в горло не лез.
— Что с вами? Странные вы какие-то, — сказа¬ла мама.
— Мам, папа хотел тебе кое-что сказать, — за¬явила Аня.
Папа поперхнулся и закашлялся.
— Тут такое дело, — начал он, — ты только до¬слушай и не спеши с выводами. У нас в последнее время как-то не очень все ладится... И мне нужна была поддержка. Я нашел ее в одном человеке, постороннем, не из нашей семьи.
— Ты нашел себе женщину? — спросила мама упавшим голосом.
— Нет... то есть да, но не в том смысле... — Ми¬хаил Алексеевич осекся.
— Как же так, а я еще, дура, с этим ужином... Аня, у нас больше нет семьи! — Мама вскочила и, еле сдерживая слезы, убежала в комнату.
Аня сидела на кухне, смотрела в окно, за кото¬рым медленно кружились снежинки, и думала о том, что день, который так хорошо начинался, оказывается, может закончиться катастрофой.

При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 5
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011