Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 6
Глава 6
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 19:55 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА VI

С утра Анина мама сидела в кухне неподвижно, как истукан, и смотрела перед собой. Напрасно Аня пыталась что-то изменить.
— Мам, ну поговори ты с ним...
— Мне не о чем с ним говорить, — отрезала мама. — Пусть идет к своей...
В коридоре послышался грохот — это Михаил Алексеевич уронил сложенную раскладушку, ко¬торую пытался запихнуть в шкаф. Чертыхаясь, он зашел в кухню.
— Ир, давай поговорим.
— О чем?.. Мне, например, и так все ясно.
— Ну что тебе ясно? Я получил работу, кон¬тракт, сегодня первый день иду в мастерскую, буду знакомиться с людьми: с конструкторами, чертежниками, инженерами — будем вместе вести проект. Ты же этого так хотела... Ира, у нас только теперь стало все налаживаться... И, черт возьми, — начинал закипать папа, — у меня нет никакой другой женщины!
У Михаила Алексеевича зазвонил мобильный, он взглянул на дисплей и отключил звонок.
— Что же ты телефон-то отключаешь, раз у те¬бя никого нет? Как в дешевом кинофильме! Хоть бы дочери постеснялся! — мгновенно взорвалась
мама.
Папа вздохнул и поднес трубку к уху;
— Алло! Да, здравствуйте, Лиза...
Еле сдерживая слезы, Аня бросилась в кори¬дор, схватила сумку, наспех натянула пальто, сапоги и выскочила на улицу. Похоже, она не ошиблась: их счастливой семейной жизни при¬шел конец.
Папа Леры собирался в командировку. Лера, зевая, готовила ему бутерброды.
— Долго ты собираешься ловить там своих бан¬дитов? — поинтересовалась она у отца.
— Как пойдет, — пожал плечами Андрей Ва¬сильевич.
— Ты только поосторожней, ты ж у меня один папка. Это ты думаешь, что ты охотник. А для них ты — самая заветная мишень, — предупредила Лера.
Отец подошел к ней и обнял за плечи:
— Веди себя хорошо: дверь закрывай, газ вы¬ключай, спать ложись пораньше.
Раздался звонок — это пришел Леха, он обещал проводить Андрея Васильевича.
— Как концерт прошел? — поинтересовался стажер у Леры.
— Отлично! Комиссия была в восторге. Высту¬пает группа «Ранетки»! — передразнивая Сав¬ченко, объявила девушка.
На улице, садясь в машину, Лерин папа попросил Леху приглядывать за дочерью — мало ли что. Оба посмотрели на окно — Лера, дожевывая бутерброд, махала рукой.
Как только Лехины «Жигули» отъехали, на том же месте припарковалась красная спортивная тачка.
— На Таити улетаешь? —- благодушно шутил Женин папа, разговаривая по телефону. — Мо¬лодец! Я восхищаюсь тобой, Митя, и как ты все
успеваешь? Ну, привет Таити!
Положив трубку, он резко сменил тон:
— Этот Митя — полный болван! Тупица, каких свет не видывал. Мы с ним вместе на юриди¬ческом учились — он на курсе самый отсталый
был. А сейчас наворовал себе миллионы и может делать что хочет. Я всю жизнь из шкуры вон лезу, чтобы хоть что-то заработать, а он на Таити будет
косточки свои греть.
Семейство собралось за завтраком. Мама про¬ворно раскладывала по тарелкам горячие блины.
— Пап, а зачем ты тогда с ним общаешься? — спросила Женя.
— Ты, Евгения, пока ничего не смыслишь. Митя — это прежде всего кошелек, такие всегда полезны.
— Разве так можно? — возмутилась девушка. — Тебя в первую очередь не человек интересует, а его деньги.
— Можно-нельзя... Да я весь дом на себе тащу, а ты смеешь тут рассуждать!
— Женя, а что у тебя с руками? — бросила мама изумленный взгляд: ногти дочери были покрыты оранжевым лаком. — Откуда у тебя такой лак? И браслет оранжевый?
— Я вчера дал тебе двести рублей, чтобы ты на эту дребедень их потратила?! — взревел папа.
— Вам не понять, вы не особенные, — отстра¬нение произнесла Женя. — Я в школу опазды¬ваю.
Она встала из-за стола и вышла.
— Я выпорю из тебя всю эту оранжевую дурь! —
прокричал ей вслед папа.
И все-таки дед застукал ее. Лена как раз упа¬ковывала копию его рукописи, когда он вошел в комнату. Она проворно прикрыла пакет.
— Что, дед, не спится? Писал всю ночь? У тебя свет горел...
— Нет, с писательством я завязал навсегда! — заявил Кулемин. — Бессонница проклятая одо¬лела. Я вот чего зашел: у моего товарища сегодня день рождения, меня рано не жди. А что это за пакетище?
- У меня там сменка, форма, — объяснила Лена, для убедительности запихивая одежду в пакет. — Сегодня тренировка по баскетболу.
Нa улице Леру обогнал красный автомобиль и остановился. За рулем сидел красивый молодой человек лет двадцати пяти.
— Девушка, не подскажете, где тут библиоте¬ка? — спросил он.
Лера махнула рукой на соседнее здание.
— Эх, рановато, значит, приехал: там еще за¬крыто. — Парень посмотрел на часы.
— А я вот опоздала по полной программе. Терминатор меня убьет, — пожаловалась Лера.
— Он все-таки вернулся? — Парень засмеялся.
— В образе алгебраички.
— Хочешь, подвезу? — предложил парень. — У меня еще время есть.
— Гран мерси! — Лера с легкостью запрыгну¬ла в машину и оглядела салон. — Неплохо. Ты спортсмен?
— Нет, не спортсмен, но тоже неплохой парень. Олег. — Он протянул руку.

— Валерия, тоже не спортсменка. — Лера по¬жала руку Олега. — Любишь читать по утрам?
— Ты про библиотеку? Да нет, просто я долго жил в Париже, а недавно вернулся на Родину и

открыл свой ресторанчик. Хочу найти в библио¬теке один старинный рецепт.
Олег остановил машину в школьном дворе.
— Жалко, что твоя школа так близко — не хочу расставаться с такой необыкновенной девушкой. Сейчас бы умчался с тобой куда-нибудь далеко-далеко...
— У меня папа — мент, большой начальник, — предупредила Лера. — Так что увозить меня далеко не советую.
— Я похож на злодея? Молодежь нынче неро¬мантичная пошла. La jeunesse n'est pas romantique dans notre jours. — Олег так красиво сказал по-французски, что у Леры загорелись глаза.
— И как там Эйфелева башня поживает? — спросила она.
— Вблизи — ничего особенного. Может, дашь телефончик — смотались бы как-нибудь во Фран¬цию.
— Легко!
Лена с тяжеленным пакетом поднималась на крыльцо школы.
— Привет, Кулемина! — окликнул ее физрук. — Опять бумажки свои притащила? Тренируешься? Что-то вроде силовой подготовки?
Лена покачала головой:
— Хочу сразу после школы в издательство за¬ехать, отдать рукопись, пока дед не узнал.
- А форма зачем? — углядел Степнов содержимое пакета. — Сегодня же нет тренировки. — Да это прикрытие, чтоб дед не догадался.
— Ну раз принесла форму, заходи — мячик покидаем.
В гардеробе Аня и Наташа делились впечатлениями от концерта.
— Я вчера так переволновалась, что всю ночь не спала, — зевая, сказала Наташа.
— А чего ты хотела, у нас же первое выступление. Я так тряслась — думала, гитару уроню.
— Давай, может, встретимся с девчонками пос¬ле уроков, обсудим, что дальше с группой делать.
— Я только «за»! — обрадовалась Аня.

— Еще раз поздравляю, крутые рокерши! — К девчонкам подошел Антон. — Придете сегодня па тренировку?
— Только после репетиции, — ответила На¬таша.
— Какая репетиция? — удивился Маркин. — Концерт уже прошел, комиссия довольна.
— Жалко расходиться, только начало что-то получаться, — объяснила Аня.
Мимо ребят, молча и словно глядя в пустоту, прошла Женя.
— Смотри-ка, даже не здоровается. Как будто это мы ее вчера кинули в самый ответственный
момент, — недовольно буркнула Наташа.
— Может, у нее какие-то серьезные причины? — предположила Аня.
— У нее одна причина — острый приступ эго¬изма называется.
В учительской с утра пораньше обсуждалась главная тема дня — статья Рассказова, опублико¬ванная в газете. Под заголовком «А на фига мне эта школа?» в самых прямых и недвусмысленных выражениях объяснялось, что учителя делают большую ошибку, работая на автомате и не рассказывая ученикам, как изучаемый предмет связан с реальной жизнью конкретного челове¬ка. Игорь Ильич считал, что именно из-за этого многие школьники плюют на учебу и не интере¬суются предметами.
— Что за бред? Он провокатор, этот наш юный доктор наук! — воскликнула Борзова. — Задача учителя — передать знания ученикам. Есть ве¬щи, которые нельзя объяснить, можно только дисциплинированно подчиниться.
В учительскую вошел Рассказов.
— А мы тут вашу статью читаем, удивляемся, — возмущенно произнесла Людмила Федоровна.
— Да у меня друг в редакции работает, предло¬жил вести колонку, — сообщил историк.
— У нас все по знакомству делается. Цензуры нет, пиши кто что хочет.
— Вы, я вижу, не согласны с моей статьей?
Объясните мне, ну какое отношение к моей •I изии имеет квадратное уравнение? Или лога¬рифм... — Борзова закатила глаза.
Теория малых величин, например, отобра¬жает постепенное накопление человеком жиз-i км i и ого опыта, — парировал Рассказов.
— Им эти ваши философии не нужны. Им бы пивка попить да покурить.
— Не согласен, они просто не хотят ничего делать бессмысленно. А наша задача — им этот смысл дать.
— Вы считаете себя умнее всех? — взорвалась Терминатор. — Имейте в виду, это наше поко¬ление запустило ракеты в космос. А ваше пока только языком треплет!
Ситуация накалилась предельно. Елизавета Матвеевна Копеикина попыталась разрядить обстановку.
— Игорь Ильич, а что это вы так рано пришли? Вам же ко второму уроку.
Миротворческая акция удалась — историк, взяв конспекты, направился к выходу.
— Хочу книги в школьной библиотеке пере¬смотреть, узнать, чем ребята смогут воспользо¬ваться, — ответил он, уходя.
Борзова недовольно фыркнула и отвернулась к окну.
Во дворе около красивой машины стояла Лера и кокетничала с Олегом.
Когда запыхавшаяся Лера ворвалась в класс через несколько минут после звонка, Терминатор уже была готова к разговору.
— Опаздываешь?
— Людмила Федоровна, извините, пожалуйста, я в пробку попала.
— На метро надо ездить! До чего докатились — уму непостижимо! Ухажеры в школу на машине привозят.
— Да вы что, Людмила Федоровна, какие ухажеры? — Лера театрально изобразила удив¬ление. — Я проспала, пришлось машину ловить. Все деньги потратила, чтобы к вам на урок не опоздать. Останусь теперь без обеда.
— Бедная ты моя, я сейчас расплачусь, — язви¬тельно произнесла Борзова. — Иди давай к доске. А то ты в прошлый раз получила тройку, успоко¬илась и сегодня к уроку наверняка не готовилась. Вот тебе сборник задач, переписывай.
Лера уныло поплелась к доске, стала переписы¬вать,
— Новикова, откуда здесь неравенство? — за¬орала Терминатор, взглянув на доску. — Даже переписать нормально не можешь. Совсем уже отупела? Кроме шмоток и кавалеров ничего больше в башке нет.
— Не кричите на меня, — твердо сказала Лера.
— А как с тобой еще разговаривать? Садись, бестолочь.

— Может, вы не будете ее оскорблять? — Антон встал. — Вы все время на нас кричите, обзываете.
— Так, вон из класса! Оба!
— Я тоже против, Людмила Федоровна, — по¬дала голос Наташа.
— И я, — поддержала одноклассников Лена.
— Совсем охамели! — возмутилась алгебраичка. — Недаром на вас все учителя жалуются.
— Но не оскорбляют, как вы, — заметил Мар¬кин. — Наш классный руководитель, Игорь Иль¬ич, нас уважает.
— Ах, так это он вас всему этому научил? — Борзова еле сдерживалась. — Можете все ухо¬дить — я никого не держу.
Из класса вышла Лера, за ней — Антон, Ната¬ша, Лена и, в конце концов, весь 10 «А».
— Игорь Ильич мне ответит за этот бунт. И они за все ответят! — прорычала Людмила
Федоровна.
В коридоре Антон спросил:
— Ну, что будем делать?
— Из-за меня теперь Борзова всех с потрохами съест, — расстроенно сказала Лера.
— При чем здесь ты? Мне тоже не нравится, когда со мной так разговаривают.
— Мы для нее все идиоты, — заявила Лена.
— Все равно неудобно как-то получилось. Пой¬демте к Игорю Ильичу, он все поймет.
— Рассказов сидел в библиотеке и перелистывал отобранные книжки. Светочка, усвоившая, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, добивалась его расположения этим самым ба¬нальным способом.
— Ну поешьте печеньица, Игорь Ильич, я сама пекла, — неотступно потчевала она историка.
— Печенье великолепное! — хвалил Расска¬зов. — Вам надо было в кулинарный идти.
— Меня мама не пустила. Ей казалось, что по¬вар — это позорно. А я готовить люблю, а книги ненавижу.
— Вам замуж надо. Муж быстро оценит ваши таланты.
— Может, вы женитесь на мне? — Светочка кокетливо взглянула на историка. — Вы, я вижу, тоже какой-то неприкаянный.
— Я книги люблю, — вздохнул Рассказов.
В этот момент в дверь библиотеки заглянули ученики 10 «А».
— Вы почему не на уроке? — удивился Игорь Ильич.
— Мы с алгебры ушли всем классом, — заявил Антон.
— Нас подвергли унижениям и оскорблени¬ям, — добавил Платонов.
— Ничего не понимаю. Объясните толком.
Но объяснить ребята ничего не успели, по¬тому что в библиотеку ворвался директор Сав-
ченко, а за ним разъяренной фурией влетела Гюрзова.
— Это как, простите, называется? — взревел Шрек. — Организовали бунт, ушли с урока, оби¬дели уважаемого человека.
— Николай Павлович, она нас постоянно оскорбляет, — пожаловалась Лера.
— Вот Игорь Ильич никого не оскорбляет, и его все любят. Мы ему небезразличны! — сказал Л птон. — А Людмиле Федоровне на нас наплевать. Она в школу ходит, потому что ей деваться некуда.
— Заигрывание с учениками — это дешевый способ завоевания авторитета, — заметила Бор-зова.
— Антон, прекратите! — подключился к разго¬вору Рассказов.
— Вылетишь из школы, Маркин! Будешь рево¬люции мне тут устраивать, я тебе тоже устрою... Майдан за пределами школы, — пригрозил Сав¬ченко.
— Ребята, давайте решим все цивилизован¬но, — предложил историк.
— Так, — Савченко решил сказать последнее слово, — 10 «А» быстро отправляется в класс, и чтоб ни звука. А вас, Людмила Федоровна и Игорь Ильич, я попрошу в мой кабинет, чтобы обсудить эту нештатную ситуацию.
— Это уже ни в какие ворота не лезет, — спус¬тя пять минут жаловалась Борзова в кабинете

директора, — у меня сердце слабое, я всю себя отдаю школе — я двадцать девять лет здесь ра¬ботаю! В следующем году у меня юбилей. А тут приходит этот молодой и так начинает... Что же дальше будет? Он ведь самый умный, он у нас доктор наук...
— Да не трещите вы, Людмила Федоровна, — осадил ее Савченко. — Игорь Ильич, я понимаю, что у вас на все свои взгляды имеются, но это же дети, им только дай волю...
— Дети — такие же люди, — спокойно сказал Рассказов, — их надо уважать, чувство собствен¬ного достоинства в них ценить. Впрочем, вы и са¬ми все понимаете, а я превращаюсь в какого-то занудного моралиста. Можно, я к классу пойду?
— Идите.
Рассказов вошел в кабинет математики и огля¬дел 10 «А».
— Неприятная у нас с вами ситуация вышла. Поймите, жизнь очень сложная, заковыристая штука. Вы правильно сделали, что за одноклас¬сницу заступились, но не все так однозначно.
— Игорь Ильич, зачем она вообще в школе ра¬ботает, если детей не любит? Значит, она и работу свою lie любит, — заявил Маркин.
— Ну вот, тем более. К ней нужно относиться как к человеку, который по-своему несчастен. Пожалейте ее.
— А она нас пожалеет? — спросил Платонов.

— Коля, вы должны научиться относиться к людям так, как хотели бы, чтобы относились к нам. Я, кажется, увлекся. Рискую надоесть и вам, и себе самому.
— Наш Игорек все-таки прелесть, — прошеп¬тала Лера.
На перемене Аня забежала в столовую. За дальним столиком она заметила Женю, и сердце защемило от жалости. Девушка производила странное впечатление: сидя, по обыкновению, в одиночестве, Женя сосредоточенно смотрела на мандарин и что-то тихонько бормотала... Вроде с мандарином разговаривала.
— Женька, привет! — с напускной веселостью сказала Аня и уселась рядом. — Как дела? У тебя нее нормально?
Женя молчала.
— Ты чего с предательницей сидишь? — ок¬ликнула Аню Наташа.
— Может, у нее имеется объяснение, почему она нас вчера кинула? — злобно сказала Лера. — Ах, она с нами еще и не разговаривает!
— А что она скажет, что побежала к папочке домой уроки делать? — съязвила Наташа.

— Зря только Агнесса Юрьевна синтезатор тащила, старалась, — добавила Лена.
— Знаете что, — Женя не выдержала, — это вам всегда было на меня наплевать. Вы все меня ненавидите Но мне вы теперь тоже не нужны.
Она вскочила и выбежала из столовой.
— Больная, — развела руками Наташа. — Хо¬дит вся в оранжевом и ногти оранжевым лаком покрасила.
— У Алехиной проблемы с головой, и медицина здесь бессильна, — заявила Лера.
— А мне кажется, она куда-то здорово влипла и нужно ей помочь. — Аня развернулась и пошла искать одноклассницу.
Женя стояла около гардероба и завороженно читала какую-то брошюрку. На обложке была яркая надпись «Клуб "Радуга"». Аня достала из кармана подобранный на улице флаер, разверну¬ла его и увидела такую же надпись. Она подошла к Жене и присела рядом с ней на подоконник.
— Жень, а что такое клуб «Радуга»? — поинте¬ресовалась она.
Женя оторвалась от чтения и пристально взгля¬нула на Аню:
— А зачем тебе?
— Просто интересно. Я бы, может, тоже сходи¬ла в этот клуб.
Женя заулыбалась.
— Это такое место... там все так здорово, все любят друг друга, улыбаются. Только там можно найти истину. А весь этот мир — ненужная обо¬лочка, приносящая только страдание.
— А как же друзья, родители?.. — удивилась Аня.
— У меня нет друзей. А родители достали. Учись, учись, учись... Как будто ничего, кроме этого, в жизни человека быть не может. А я не хочу быть этим дурацким юристом.
Аня улыбнулась и протянула однокласснице шоколадное яйцо. Женя обрадовалась, тут же начала разворачивать его и обнаружила внутри собачку.
— Надо же! В первый раз! Мне собачка никогда не попадалась. К чему бы это... — Женя задума¬лась.
Анин папа обсуждал детали проекта с инжене¬ром-конструктором. Они сидели в архитектур¬ной мастерской, размахивали карандашами, как указкой, и тем же карандашом правили что-то в чертежах по ходу разговора.
У Михаила Алексеевича зазвонил мобильный, это была Лиза.
— Привет, у меня потрясающая новость! — ра¬достно сообщила она. — Я сегодня видела афишу архитектурной выставки русского авангарда... Что ты молчишь, тебе не интересно?
— Очень интересно. И я бы с радостью сходил туда с тобой. Но сейчас у меня такой завал ра¬боты, что придется всю неделю тут ночевать, — признался Михаил Алексеевич.
— Тебя уже домой не пускают?
— Давай не будем сейчас...
— Ладно, успехов в работе.
Лиза повесила трубку, и Михаил Алексеевич принялся так остервенело исправлять чертеж, что сломал карандаш.
В спортзале Степнов снимал волейбольную сетку, когда вошли Аня, Наташа, Лена и Лера.
— Виктор Михайлович, — затараторили девоч¬ки наперебой. — У нас столько идей! Давайте с группой продолжать.
— Что, звездная болезнь началась? — усмех¬нулся физрук. — Повеселили народ, и хватит. Займитесь чем-нибудь полезным.
— Почему так тихо и музыки не слышно? — спросил Рассказов, заходя в зал.
— Игорь Ильич, а мы хотим продолжать. Мы даже песню новую сочинили, «Ранетки» называ¬ется, — сказала Аня.

— Мы сыграем, вы закачаетесь, — заверила Наташа.
— Ну если в школе бряцать, то фигня, — про¬ныла Лера. — Вот если бы в клубе, чтобы зрители и фанаты...
— Ишь шустрая какая! — засмеялся Расска¬зов. — Вы не представляете, сколько нужно вре¬мени, терпения и сил, чтобы чего-то добиться. А если трудности вас не пугают, для начала поза¬нимайтесь с Агнессой Юрьевной. Тебе, Новикова, сам бог велел: ты вон и палочками орудуешь, и поешь громче всех.
Девчонки бросились к подсобке доставать инст¬рументы, а Лера радостно зашептала Наташе на
ухо:
— Он меня в ресторан пригласил! Начинаю новую жизнь! Олег — это просто класс.
— А может, стоит подумать? Про Егора ты тоже гак говорила, — предостерегла Наташа.
— Нет, я девушка серьезная, ему еще за мной три года бегать придется.
Девчонки уселись за инструменты и после не¬большой сыгровки сбацали новую песню:
— Просто мы такие детки, мы ранетки, мы
«Ранетки», просто мы со вкусом детки — мы «Ра¬нетки»!
После репетиции вся компания дружно высы¬пала на улицу и разбежалась в разные стороны: Аня и Наташа — на тренировку скейтеров, Ле¬ра — к Олегу, а Лена и Виктор Михайлович — в издательство «СимаФор», которое посоветовал Рассказов. Степнов по-джентльменски предло¬жил Кулеминой донести тяжелый пакет.
Увидев физрука, удаляющегося вместе с девуш¬кой, библиотекарь Светочка рванула за ними.
— Как хорошо, что я вас увидела! — воскликну¬ла она, догнав Степнова и Лену. — Вместе веселее идти, мы с Леной ведь в одном доме живем.
— Светлана Михайловна, вам в другую сторо¬ну, — ошарашенно ответила Лена. — Я не домой, я по делам иду.
Светочка открыла рот и так и застыла посреди улицы, ощущая всю глупость своего положения.
Лена поднялась в издательство, а Степнов стал ждать ее возвращения. Увидев девушку на крыльце, он поспешил навстречу и озабоченно спросил:
— Как, удачно?
— Взяли почитать, — улыбнулась Лена.
— Ну, уже полдела! Молодец, Кулемина! Пра¬вильно сделала, что взяла инициативу в свои ру¬ки — так поступают все настоящие спортсмены, как ты и я.
Олег встретил Леру у школы, подарил ей ро¬зового плюшевого зайца и повез в шикарный ресторан.
— Bay! Классный у тебя ресторанчик, — сказа¬ла Лера, оценив обстановку.
— Стараюсь, нас тут трое владельцев. Тебе не¬бось пить нельзя?
— Папа шампанское иногда дает.
— Тогда я закажу вино. Легкое — легче шам¬панского. А есть что будешь?
Лера открыла меню и присвистнула от удивле¬ния:

— Ни фига себе прайсы — половина папиной зарплаты.
— Ты не стесняйся, заказывай что хочешь, — сказал Олег. — Ризотто с трюфелями, черепаший суп... Я угощаю.
— Суп из черепашек? — Лера скорчила рожи¬цу. — Бедные! А давай. И трюфелей не пожалей — я такая обжора. Я тоже хочу быть владелицей рес¬торана. Улетная у тебя работка: сидишь целый день и поедаешь всякие вкусняшки.
— Ты сама как вкусняшка, — ласково произнес Олег. — Ты меня извинишь? Мои бестолковые заместители не могут ничего сами решить, я на секундочку отойду. А ты пока закажи себе какой-нибудь десерт.
Олег поцеловал Лере руку и вышел в сосед¬ний зал. Здесь за одним из столиков его ждали сообщники Фурса — парни по кличке Том и Джерри.
— Все в ажуре — девчонка клюнула, — сооб¬щил Олег.
— Медленно работаешь, — заявил Том. — Шеф будет недоволен, дело не терпит.
— Давай, красавчик, шевелись быстрее, — до¬бавил Джерри. — А то папаша Новиков вернется, и мы будем не при делах.
— Я делаю что могу, — заверил Олег. — Не дергайтесь, все под контролем. А неверным дви¬жением можно все испортить.
Он вернулся к Лере и снова поцеловал ей руку.
— Ты не дуешься, я же не очень долго? Хочешь еще что-нибудь?
— Ой, нет! Я и так сейчас лопну. — Лера отвали¬лась на спинку стула и провела рукой по своему животу.
Наставница клуба «Радуга» подняла руку вверх и призвала всех к тишине.
— Друзья мои, я напоминаю вам, что завтра нас ожидает день аскетизма. Чтобы очиститься от космического мусора и приблизиться к истине, мы вырвемся из оков этого грешного города и проведем весь день в обители строгости и послу¬шания.
— А что это за обитель? — тихо спросила Женя у Дины.
— Это такое особое место, недалеко от Моск¬вы. Все члены клуба приезжают туда на целый день, а некоторые даже на несколько, — ответила девушка.
— В этот знаковый день мы не прикоснемся к бренной пище и воде, из уст наших не вырвется ни одного пустого слова, — продолжала настав¬ница.
— Что же мне делать? — испуганно прошепта¬ла Женя. — Родители меня ни за что не отпустят, и я не могу опять прогулять школу.

— Это всего лишь оболочка, — удивленно за¬явила Дина. — Ты должна отбросить ее, чтобы стать счастливой.
— Еще одним добровольным жестом навстречу всеобщему благу станет пожертвование клубу, — сказала Елена Васильевна,
— Опять пожертвование, — вздохнула Женя. — Но я не знаю, где достать деньги...
— Мы избранные, мы особенные, — произнес¬ла Дина заученную фразу — Нам разрешено де¬лать все ради спектрального братства. Придумай что-нибудь.
В скейт-парке Гуцул учил Аню кататься на доске. Немного осмелев, девушка отпустила его руку и покатила... Но через пару метров рухнула на пол. Гуцул бросился ее поднимать и, как бы невзначай, приобнял. Аня отпихнула его:
— У тебя так все быстро...
— А ты хочешь, чтобы я целый месяц цветочки носил? — ухмыльнулся парень.

— Год! — Аня встала на скейт и снова поехала. К ней подкатил Антон:
— Помочь?
— Тренируйся, я сам Аню научу, — заявил подъехавший Гуцул.
— Антон твой друг? — поинтересовалась у него Аня.
— Да, настоящий.
— А что такое настоящий друг?
— Это тот, кто вовремя уходит. Особенно, когда ты со своей девушкой.
— Со своей девушкой? — удивилась Аня.
— Если ты не против.
— А если против? — И Аня уверенно и ловко отъехала туда, где стояла Наташа с фотоаппара¬том. Взяла у подруги камеру и стала просматри¬вать фотки. — Ой, не буду больше кататься, — ре¬шила Аня. — Я со стороны, как корова на лыжах.
Гуцул в стороне разговаривал с Антоном:
— Сейчас к Аньке подкатывал — непростая мадама, я тебе скажу. К ней на хромой козе не подъедешь.
— А ты хотел, чтобы все сразу? Лапищи свои распустил, — с сарказмом ответил Маркин.
— Не учите меня жить, папаша. А если еще раз к моей девушке подойдешь, буду драться.
— А она твоя девушка?
— Я ж предупреждал — я ее забил.
Гуцул разогнался и взлетел на скейте на пе¬рила, прямо рядом с Аней и Наташей. Девчонки восторженно ахнули.
— А так можешь? — Антон скатился по сту¬пенькам, в воздухе развернулся на 360 градусов, но неудачно приземлился и с грохотом упал. — Все в порядке, я жив.
Он попытался снова встать на доску, но обна¬ружил, что она треснула. Не оставалось ничего
другого, кроме как отправиться в спортивный магазин. Двинулись дружно, все вчетвером. Гу¬цул подсказал место, где досками торговал его друг по прозвищу Каспер — неформал с дредами п в широких рэперских штанах.
— Ну что, Антох, вот одна из самых крепких до¬сок, эта вряд ли сломается. — Каспер показывал лучшие экземпляры. — А эта вот моя любимая из новенького.
— Веселенький дизайн, — хихикнула Аня, гля¬дя на пеструю доску.
— И сколько эта красавица стоит? — поинтере¬совался Антон.
— Три тысячи пятьсот рублей. Да за такую до¬ску и четырех тысяч не жалко!
— Согласен, но вот только где их взять? — Ан¬тон задумался.

— Можно с хозяином побакланить, дельный мужик, уступить может, — предложил Каспер. — Только придется ему показать, что ты крутой райдер.
— Надо ему фотографии показать, — сообра¬зила Наташа. — У меня как раз фотик с собой.
Ребята слили фотки на ноутбук Касперу, тот обещал поговорить с хозяином. Почти счастли¬вые они вышли на улицу, продолжая обсуждать покупку скейта.
— Самый легкий способ достать деньги — за¬
работать, — заверил Гуцул. — Устройся вон к
нам в салон мобильниками торговать. Я догово¬рюсь.
— Мне доска сейчас нужна, — вздохнул Ан¬тон. — Пока я устроюсь, пока зарплата — мини¬мум месяц. Bay, Наташка, глянь туда!
Ребята подошли к афише, на которую показал Маркин. Плакат гласил: «Боб Кантор и группа «Швайгензац» всего один день в Москве, завтра в клубе «Драйв».
— Крутые перцы, ты фанатка, что ли? — спро¬сил Гуцул у Наташи.
— Это Наташкин отец, — со знанием дела по¬яснил Антон.
Когда Олег довез Леру до ее дома, было уже сов¬сем темно. Прощаясь, он протянул ей розового зайца.
— Лерка, а ты веришь в любовь с первого взгляда?
— Нет, я обычно со второго влюбляюсь, — за¬явила Лера.
— А я вот теперь верю, — томно произнес Олег.
Лера выхватила зайца, послала новому кава¬леру воздушный поцелуй и скрылась за дверью подъезда.
Папа Ани вернулся домой и застал жену с ку¬чей вещей, которые она старательно переносила из одной комнаты в другую.

— Пока ты здесь, мне придется переехать к Ане и ютиться там с ней вдвоем, — заявила Ирина Петровна. — Вместе быть мы больше не можем, оставайся пока в большой комнате и быстрее ре¬шай вопрос, где тебе жить.
— Ира, прекрати! — воскликнул Михаил Алек¬сеевич. — Я пытался тебе все объяснить, но, если ты мне не веришь, я уйду.
Он оделся и вышел. Прямо у подъезда столк¬нулся с дочерью.
— Па, ты куда? — удивленно спросила Аня.
— На работу надо срочно. Я тебе обязательно потом позвоню. — Отец поцеловал Аню и ушел.
Ане стало очень горько. Она закрылась в своей комнате, взяла в руки гитару и наиграла груст¬ную мелодию. В жизни все непросто: Наташа вот нашла отца, а Аня, кажется, потеряла. И виновата в этом была она сама.

При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 6
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011