Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 4
Глава 4
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 20:13 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА IV

Лена с дедом сидели перед телевизором ря¬дом со столом, полным еды и грязной посуды. Гости уже ушли, и Кулемин каждые несколько минут переключал каналы, пытаясь поймать новости.
«К сожалению, о судьбе заложников пока ни¬чего не известно», — сообщил диктор.
На экране снова появились фотографии росси¬ян, и Кулемин схватился за сердце.
— Хватит одно и то же смотреть и за сердце хвататься! — воскликнула Лена. Она вскочила, выключила телевизор и принялась убирать со стола посуду.
— Ты что, могут ведь что-то новое сказать. — Петр Никанорович нажал на кнопку пульта и уставился в экран.
Лена случайно задела бокал, он упал на пол и со звоном разлетелся на тучу осколков. Не вы¬держав, Кулемина разрыдалась, дед бросился ее успокаивать:
— Леночка, не плачь. Все будет хорошо, вот увидишь! Это я тебе говорю, твой дед.
Мама Ани встретила дочь на пороге квартиры.
— Это уже не смешно. Где ты ходишь?
— Я же говорила, я на дне рождения была у Лены Кулеминой, — устало сказала Аня.
— Ты на время смотрела? Какой день рожде¬ния? Почему трубку не брала? Я звонила...
— У Лены родителей в заложники взяли в Нигерии. — Аня всхлипнула и обняла маму. — Мамочка, как хорошо, что ты у меня есть, что ты рядом.
В дверь позвонили, и в квартиру вошел Михаил Алексеевич.
— Мне Аня позвонила вся в слезах, я не мог не прийти, — виновато сообщил он.
— Проходи, конечно. — Анина мама пошла в кухню и включила телевизор. — Здесь про за¬ложников говорят, идите сюда!
Аня с папой влетели на кухню и сели перед телевизором.
— Кошмар. А нас с папой в свое время в Алжир приглашали, — тихо сказала Ирина Петровна, — хорошо, что не поехали.
После ужина Михаил Алексеевич засобирался в мастерскую, но Аня выразительно посмотрела на него:
— Пап, может, останешься?
— Действительно, Миш, куда ты на ночь гля¬дя? — согласилась Анина мама.
— Я не маленький уже, а до мастерской неда¬леко.
Анин папа снял пальто с вешалки и заметил, что она покосилась под тяжестью одежды — вот-вот упадет.
— Ну-ка, дочь, сгоняй за молотком и гвоздя¬ми, — попросил он.
— Будет исполнено! — радостно воскликнула Аня и убежала за инструментами.
— Брось ты эту вешалку. Оставайся, а завтра прибьешь, — предложила Ирина Петровна. — Нам тут мужские руки требуются. Стулья вон все рассохлись...
— Точно-точно, — подтвердила Аня, вернув¬шись в коридор, — как ты ушел, у нас все сохнуть стало — напасть какая-то.
Подумав пару секунд, Михаил Алексеевич снял пальто и ботинки.
— А ты марш спать, а то утром тебя не добу¬дишься, — пригрозила Ирина Петровна дочери.
Аня подмигнула папе и ускакала в свою комнату.
С утра, войдя в кухню, Аня увидела пустую раскладушку и свернутое постельное белье на ней. Мама привычно готовила завтрак.
— А где папа? — грустно спросила Аня, —
Я думала, вы вместе.
- Он ушел. Мы поссорились, - сообщила Ирина Петровна.- Как представлю, что он другую женщину обнимал… Не могу простить.
- Ты же сама хотела, чтобы он вернулся. И папа хотел.
- А ты думаешь, все так просто? Захотел – ушел, захотел – вернулся?
- Я хочу жить с папой, - решительно сказала Аня и выбежала из кухни.

Перед уроками весь 10 «Б» обсуждал происшествие с Лениными родителями.
- Ребята, давайте организуем пикет у посольства! – предложила Инесса Стародубцева. – Приедут журналисты, общественный резонанс…
- В ситуации с заложниками нельзя делать резких движений, - деловито заметила Лера.
- А может средства какие собрать?
- Поллимона долларов? – ухмыльнулся Платонов. – Откуда?
В класс вошла Лена. Стараясь казаться веселой, она села за парту и стала выкладывать учебники, время от времени поглядывая на ребят.
- Что, все обсуждаете?
- Лен, мы просто переживаем за тебя, - поянила Лера.
- А вы не переживайте, бросила Лена. – Занимайтесь своими делами.
Хотя выглядела она спокойной, всем было ясно, что в глубине души Кулемина очень переживает. Просто не хочет, чтобы все ее обсуждали.
Но новости быстро облетели школу, и учителя в учительской говорили только о заложниках в Нигерии,
— Какой ужас! — качала головой Круглова. — По радио передали, что мать в положении. Соби¬ралась сюда ехать рожать.
— Мне, конечно, жаль их, — сказала Борзо-ва, — но во всем виноваты поездки за рубеж. Можно подумать, у нас в стране некого лечить. Погнались за рублем, оставили девочку одну, и вот вам. Все-таки Родина не прощает. Человек должен жить там, где родился. Иначе нарушается баланс.
— Какой баланс, Людмила Федоровна? — по¬интересовалась Зоя Семеновна Кац.
— Почитайте Панарина, там все сказано.
— У Панарина о другом! — воскликнул Расска¬зов, не сдержавшись.
— Простите, пожалуйста, вы же у нас самый умный! — оскорбилась Терминатор и вышла, громко хлопнув дверью.
Круглова печально посмотрела на историка.
— Ведь должен быть какой-то выход! Мы
должны помочь девочке. Давайте хотя бы с ней
поговорим.
— Захочет ли Лена с нами разговаривать? — развел руками Игорь Ильич.
— Можно попросить Яну Ивановну с ней по¬беседовать, она же психолог.
— Агнесса Юрьевна, вы чудо. Как я сам не догадался? — Рассказов вскочил и выбежал из учительской.
В коридоре он почти сразу наткнулся на психо¬лога Малахову.
— Яна Ивановна, а я вас как раз ищу.
— Что-то случилось? — обеспокоенно спроси¬ла Малахова, заметив настроение историка.
— Это насчет Лены Кулеминой. Может, вы с ней поговорите? Вы наверняка знаете, как помочь в подобной ситуации.
Яна Ивановна вздохнула:
— Тут есть одна проблема — ни один психолог не в состоянии помочь человеку, если он сам это¬го не захочет. Пока Лена ко мне не обратится, я не смогу с ней поговорить. Но есть один выход — на¬до ее чем-то занять, отвлечь. Что-нибудь важное и срочное. Надеюсь, мой совет поможет.
— Конечно, я абсолютно в этом уверен, — про¬сиял Рассказов. — Спасибо вам.
— Не стоит благодарности, — смутившись, ответила психолог, — это моя работа.
Проводив Яну Ивановну взглядом, историк подошел к девчонкам, живо обсуждавшим что-то посреди коридора.
— Девочки, у меня к вам важный разговор. Я о Лене Кулеминой. Переговоры об освобож¬дении ее родителей будут идти не день и не два. Мы должны как-то отвлечь ее от всего, приду¬мать интересное занятие.
— Может, выступление? —предложила Аня.
— Где? — поинтересовалась Наташа. — Так нас везде и ждут с распростертыми объятиями. Чтобы в нормальном месте договориться, нужно демо, а у нас даже приличной записи нет.
— Вот! — оживился Игорь Ильич. — Пусть первым важным делом будет срочная запись
диска.
— Тогда нам нужна студия, а это стоит немере¬но, — сообщила Лера.
— У Гуцула есть какой-то знакомый звукоре¬жиссер, — спохватилась Наташа, — узнаем се¬годня у Антона, мы как раз всем классом к нему в гости собирались — его вчера выписали.
— Вот и отлично, — улыбнулся Рассказов. — Займитесь этим, ваше внимание Лене сейчас очень нужно.
Прозвенел звонок, Лера и Наташа побежали в свой класс, а Женя и Аня пошли вместе с истори¬ком. На ходу Игорь Ильич достал из сумки книгу и протянул Прокопьевой:
— Ты же идешь сегодня к Антону? Передай
ему, пожалуйста.
— Хорошо. — Аня кивнула.
Анин папа и Максим Агеев рассматривали на мониторе компьютера трехмерный проект тор¬гового центра, когда в мастерскую вошла Лиза. Агеев взял сигареты и вышел, оставив Лизу и Михаила Алексеевича одних.
— Я блокнот принесла, ты забыл, — сказала Лиза, протягивая блокнот.
— Спасибо, — Анин папа взял ее за руку, — по¬дожди, не уходи.
— Я тороплюсь, извини. И нам: лучше не встре¬чаться. Я и так без тебя места себе не нахожу, — грустно произнесла Лиза.
Михаил Алексеевич хотел было обнять ее, но у него зазвонил телефон. Это была Аня.
— Ты чего сегодня сбежал? — обиженно сказала она. — Мог бы хотя бы меня дождаться, доброго утра пожелать,
— Все непросто, Анечка, — вздохнул папа, гля¬дя на Лизу. — Хочешь, встретимся вечером?
— Давай, у меня сегодня семь уроков и репети¬ция, я тебе позвоню, как освобожусь.
Аня отключила телефон и задумалась. Они с Женей сидели в столовой и грели замерзшие руки о чашки с горячим чаем. Мимо проплыла Полина Зеленова, Женя с завистью посмотрела ей вслед.
— Какая же у Зеленовой фигура классная! И лопает ведь все подряд. А я постоянно на диете и никак похудеть не могу.
— Дурочка ты, — засмеялась Аня, — куда те¬бе еще худеть? А пухленькие щечки тебе очень идут.
Женя надула щеки.
— Привет, хомяк! А шмотки ее ты видела? А макияж? Она всегда выглядит на все сто. Вот родись такой, и ничего тебе уже не надо в жизни делать, только комплименты слушай.
Женя достала из рюкзака модный глянцевый журнал и показала Ане фотографию одной из светских львиц.
— Как думаешь, мне пойдет, если я так накра¬шусь?
— Зачем тебе это? — удивилась Аня. — Зачем подражать кому-то? Каждый должен иметь свою индивидуальноеть. Посмотри в зеркало! У тебя такое лицо, что не оторвешься!
— Ты серьезно? — Женя улыбнулась и покрас¬нела.
Лене пришлось уйти с уроков, потому что их с Петром Никаноровичем вызвали в посольство Нигерии. Теперь они возвращались домой груст¬ные и усталые: ничего определенного им не ска¬зали, только посочувствовали.
— Тоже мне дипломаты, — ворчал Кулемин, — и пяти минут с нами не поговорили.
— Ну а что они могут сделать, дед? — Лена по¬жала плечами. — Спасибо, что позвали.
Дома дед совсем раскис: уткнулся в плечо на¬вестившему его Василию Даниловичу и запри¬читал:
— На старости лет такое горюшко... Говорил я им, зачем вам эта Африка?
— Ну хватит реветь, — взмолилась Лена. — Даже я не реву. Ты же сам говорил, что все будет хорошо.
Зазвонил телефон, и Кулемина нехотя сняла трубку:
— Алло. Жень? Нет, я не смогу на репетицию прийти — с кем я деда оставлю? Давайте как-ни¬будь без меня.
— Иди-иди! — замахал руками Петр Никанорович. — Развейся, отвлекись, а мы тут с Данило¬вичем посидим.
Антон торчал дома и резался в очередную компьютерную игрушку, а его сестренка Ага¬ша прыгала рядом и постоянно говорила под руку:
— Врежь ты ему. Да нет, не так! Ничего ты не умеешь.
— Отстань, — бросил Маркин, продолжая виртуальную стрельбу. — Вот видишь, это из-за тебя я проиграл.
В дверь позвонили, Агаша бросилась открывать и вернулась, держа за руку Гуцула.
— Здорово, перец! — помахал тот Маркину.
— Привет. Агаш, иди в свою комнату поиграй.
— Ты что, опять из-за скейта напрягаешься? — спросил Гуцул, когда девочка ушла.
— Я из-за этого уже давно не напрягаюсь.
— Понятно, из-за Ани... — Гуцул присел ря¬дом с другом. — Все в прошлом, у нас с ней даже дружба не сложилась.
— Ладно, проехали. — Антон просиял. — Хо¬рошо, что ты зашел — дело есть. Девчонки из «Ранеток» хотят сделать демозапись. Сможешь помочь?
Гуцул почесал голову:
— Попробую Толяна напрячь. Он, типа, крутой звукорежиссер. А ты в следующий раз из-за баб друга терять не спеши.
Антон схватил мобильник и накатал Ане эсэмэску: «Привет! Гуцул договорился по поводу записи. Есть крутой звукорежиссер — Толик. Я дома, приходи сегодня, буду рад тебя видеть. Болотниковская, 22, 56».
В этот момент Аня стояла посреди спортзала — вот-вот должна была начаться репетиция, ждали только Лену.
— Антон нашел нам студию. Гуцул обещал договориться, — громко сказала Аня, светясь от счастья и улыбаясь во весь рот.
— Я только не пойму, почему он это тебе напи¬сал, — процедила сквозь зубы Наташа, — вроде я ему звонила.
— Какая разница? — пожала плечами Женя.
— Любит или дразнится... — закончила фразу Аня и засмеялась.
— Очень остроумно, — сказала Наташа, зака¬тывая глаза.
— Липатова, что с вами сегодня? — удивился Степнов, следя за перепалкой.
— Между ними, наверное, черная кошка про¬бежала, — предположила Женя.
— Или кот, — хихикнула Лера, но тут же поня¬ла, что зря это сказала.
Наташа так выразительно посмотрела на под¬ругу, что Лера отошла подальше. В зал влетела запыхавшаяся Лена.
— Я только ненадолго, за деда беспокоюсь!
— Ну давайте тогда играть, — предложил физрук.
Девчонки взяли в руки инструменты и начали разыгрываться.
— Подождите, у меня сюрприз! — крикнул Рассказов, входя в зал под руку с учительни-цей музыки Крутловой. — Агнесса Юрьевна послушает и позанимается с вами перед запи-сью диска, чтобы все получилось на высшем уровне.
— Какую песню будете исполнять, уже реши¬ли? — спросила Круглова, поудобнее усаживаясь на стул.
— Давайте про любовь? —выпалила Аня.
— Кому сейчас нужны эти слюни? — Наташа
скривилась.
— Решим мирным путем, — предложил Рас¬сказов. — Сначала сыграете песню, которую
предлагает Аня, а потом — которую Наташа.
Лера взяла в руки палочки и принялась отби¬вать ритм, за ней вступили все, кроме Наташи, в результате пришлось остановить музыку.
— Липатова, заснула? — спросила Лера. — О чем думаешь?
— О чем может думать молоденькая девушка? Конечно, о любви! — улыбнулась Агнесса Юрьевна.
Это было последней каплей: Наташа швырнула гитару и вылетела из зала, оставив шокирован¬ных девчонок и учителей. Рассказов пошел за ней и нашел Наташу в раздевалке — она уже натяги¬вала пальто и собиралась уходить,
— А как же запись демодиска? Ведь ты сама предложила, — напомнил историк. — Подумай о Лене. Разве ты можешь так взять и уйти?
Когда Игорь Ильич и Наташа вернулись на ре¬петицию, Круглова объясняла девчонкам, какая аранжировка лучше подойдет для их песни.
— Давайте я разберу мелодию на составные час¬ти, чтобы вам было понятно, — предложила она.
« Ране тки» кивнули.
После работы Лерин папа завалился в квартиру и с порога спросил:
— Валерия, покормишь папу? Очень кушать хочется.
Пока Лера разогревала обед, Андрей Василь¬евич плюхнулся за стол и заметил лежащие там фотографии молодых женщин с сайта знакомств.
— Какой ужас! Это из рубрики «Их разыски¬вает милиция»? Или фото на конкурс из какой-то газеты?
Лера обернулась: в руках он держал фотогра¬фию «Японского цунами».
— А эта тебе нравится? — Она протянула отцу карточку «Палящего солнца».
— Да, вот это я понимаю, нормальная женщи¬на. Аккуратная, одета хорошо, прическа...
— О, погоди! — Лера кинулась в комнату и набрала номер «солнца». — Здравствуйте, вас беспокоит референт «Шанхайского барса». Он назначает вам свидание сегодня, часиков в семь, сможете? Прекрасно, у памятника Гоголю.
Подскочив от радости, что все так складывает¬ся, Лера побежала в кухню.
— Пап, у меня важная новость.
— Что еще? — буркнул Андрей Васильевич.
— У тебя свидание. Ты только не сердись. Просто мне кажется, что ты очень одинок.
— По-моему, у тебя навязчивая идея. Может, ты заболела? — Лерин папа пожал плечами.
— Нет, со мной все в порядке. А вот с тобой нет: ты постоянно работаешь, с друзьями не
общаешься. Я подумала, что тебе нужна жен¬щина.
— Кто? — Андрей Васильевич все еще не по¬нимал, правду говорит его дочь или шутит.
— Короче, у тебя свидание через час. С той ми¬лой тетечкой с фотографии, «Палящее солнце», она тебе понравилась.
Папа встал и грозно направился к Лере, но она ловко юркнула в комнату.
— Какое свидание? Что ты несешь? Какое па¬лящее солнце?! Сейчас же звони и все отменяй!
Иначе я за себя не ручаюсь. Это тебе не игрушки.
— Конечно, все очень даже серьезно! — опас¬ливо сказала Лера, прячась за шкаф. — Но я не могу отменить это свидание, у меня нет ее теле¬фона. Мы по почте переписывались.
— Тогда пиши!
— Поздно, она уже уехала к тебе на встречу. — Лера достала из шкафа галстук и протянула от¬цу. — Надень этот, он к костюму больше подходит.
Андрей Васильевич посмотрел на часы и рас¬строенно опустил руки.
— Погладь мне быстро голубую рубашку. Но не думай, что тебе это так сойдет! Я объяснюсь с этой дамой, вернусь домой и такое тебе устрою...
Михаил Алексеевич зашел в мастерскую. Аня уже сидела там и писала стихи в большую тетрадь.
О, ты уже здесь, извини, я задержался, — он протянул дочери коробку, — а это тебе. Ты ведь давно мечтала о ноутбуке.
— Пап, ты какой банк ограбил? — Аня рассе¬янно посмотрела на подарок.
— Просто получил небольшой гонорар. У тебя плохое настроение? Сейчас поднимется — - я «На¬полеон» купил, ты в детстве его очень любила.
Аня грустно посмотрела на торт:
— Па, я его уже давно не люблю.
Словно не замечая этой фразы, Михаил Алек¬сеевич разрезал торт и накрыл на стол.
— Твои стихи? — поинтересовался он, заметив тетрадь на диване. — Почитаешь?
Аня задумчиво взяла тетрадку, закрыла ее и спрятала в рюкзак.
— Давай в следующий раз.
Как выяснилось, ни ноутбук, ни торт, ни стихи не могут поднять настроение, когда родители в ссоре.
Женя уже собралась к Антону в гости и подо¬шла к маме отпроситься.
— Мам, я на завтра все уроки сделала.
— А химию? — поинтересовалась Елизавета Петровна.
— Химии завтра нет. Дашь пирожков, я ребят угощу, а то неудобно приходить с пустыми руками.
— Нет-нет. — Мама встала у двери, всем своим видом демонстрируя, что не выпустит Женю. —
Сегодня звонила твоя классная руководительни¬ца, сказала, что ты съехала по успеваемости, что у тебя тройка по химии. И как на грех, отец взял трубку. Представляешь, что будет, если я тебя
выпущу?
Как раз в этот момент в коридор выглянул Же¬нин папа.
— Что тут происходит? — сердито спросил он.
Женя разулась, скинула пальто и убежала к
себе в комнату.
— Женечка пошла химию учить, — извиняю¬щимся тоном сообщила мама.
Лена открыла дверь и замерла на пороге: в квартире было темно,
— Дед, ты чего в темноте сидишь? — крикнула она, включая свет.
Кулемин не ответил. Лена прошлась по кварти¬ре, заглянула во все комнаты: пусто. Во входную дверь заглянул Василий Данилович.
— Вот, принес твоему деду журнал. Где он?
— Дедушки нет дома, — взволнованно сказала Лена. — Я думала, он у вас.
— Нет, ко мне он не заходил. Мы посидели, я к себе пошел, а он вроде в магазин собирался.
— Давно?
— Где-то час назад или около того. Не волнуй¬ся, дед у тебя боевой! Ничего с ним не случится!
— Надеюсь, — вздохнула Лена.
— — Но если что, сразу звони. А я пока пойду. —
Василий Данилович отдал Лене обещанный жур¬
нал и ушел.
Еще через час в дверь позвонили. Лена радост¬но кинулась открывать, но это оказался не дед, а физрук Степнов.
— Рассказывай, что произошло. А то ты по те¬лефону как-то путано объяснила.
— Дед потерялся, — всхлипнула Кулемина.
— Ну он же не иголка, чтобы теряться. Что случилось?
— Пошел в магазин и пропал. Я уже туда бе¬гала, кассирша сказала, что дед заходил, купил продукты и ушел. Давно уже.
— Ну не реви только. — Виктор Михайлович вытер Лене слезы. — В милицию, больницы зво¬нила?
— Нет.
— Ну-ка давай телефон. Только не пугайся раньше времени, это чтобы исключить все воз¬можные варианты.
Набрав несколько номеров, Степнов записал на бумажке какие-то данные. Лена смотрела на него, ничего не понимая.
— Так, все нормально, панике поддаваться нечего, — сообщил физрук, кладя трубку. — Со¬бирайся.
— Куда. В больницу? — взволнованно спроси¬ла Лена.
— Ну да. И деду вещи собирай — зубную щет¬ку, мыло, поесть чего-нибудь. Я тебя провожу. Ты только не волнуйся, у него небольшой инфаркт.
— Спасибо, Виктор Михайлович, вы мне очень помогли, — сказала Кулемина и захлюпала носом.
— Ленка, не реви. Все с дедом нормально. У се¬мидесяти процентов населения бывают инфарк¬ты, некоторые даже об этом не знают. Собирайся давай: пока доедем, пока вернемся... И не плачь, а то одноклассников некому будет соблазнять!
Лена слабо улыбнулась.
Вечером Аня наконец-то решилась пойти к Антону. У нее был хороший повод — книга, ко¬торую Игорь Ильич попросил передать. К тому же ей жутко хотелось увидеть Маркина, особен¬но после его эсэмэски. Найдя дом Антона, Аня медленно поднялась по лестнице и с сомнением посмотрела на дверь его квартиры. Оттуда до¬носилась громкая музыка, смех и топот. Глубоко вдохнув, девушка нажала на кнопку звонка и быстрым движением поправила волосы. Дверь открыла Наташа. Первые несколько секунд обе стояли ошарашенные, не зная, что сказать.
— Привет, — тихо сказала Наташа, отпихивая
виснувшую на ней Агашу. — Тебе чего?
Аня вытащила из рюкзака книгу и протянула подруге:
— Вот, Игорь Ильич просил Антону передать.
— Я передам. — Наташа взяла книгу и захлоп¬нула дверь перед носом у Прокопьевск.
В коридор выглянула Лера.
— Я так понимаю, противник нейтрализован?
— Отвали. — Наташа вернулась в комнату.
— А где Прокопьева? —удивился Платонов. — Мы ее гут ждем.
— Ушла, — спокойно ответила девушка.
— А чего приходила?
— Книгу от историка принесла. — Наташа протянула книгу Антону.
— А почему Аня не осталась? — спросил Мар¬кин, задумчиво вертя книгу в руках.
— Спешила.
— Молодежь, а что это мы не танцуем? — пре¬рвала неловкое молчание мама Антона. — Дви¬жение — жизнь. Ну-ка, Коля, покажи класс!
Аня шла по улице быстрым шагом и разма¬зывала по лицу слезы. Прохожие удивленно оглядывались на печальную девушку. В какой-то момент она побежала и через пару минут ока¬залась в своем дворе. Аня присела на пустую мокрую скамейку и, глядя на горящие окна дома, подумала о том, что не нужно было вмешиваться в отношения Антона и Наташи. Все-таки очень тяжело быть частью любовного треугольника...

При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 4
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011