Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 8
Глава 8
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 20:18 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА VIII

Аня проснулась рано, протерла глаза: за окном сквозь темную синеву пробивался свет фонаря. Девушка протянула руку к столику, взяла мо¬бильник, написала сообщение: «Дорогой мой папочка! С днем рождения!» — и отправила.
Михаил Алексеевич спал за столом — вето ночь он работал над чертежом, а с утра задре-мал. Звук пришедшей эсэмэски разбудил его. Он прочитал поздравление и, улыбнувшись, перезвонил.
— Привет! Спасибо за сообщение. Ты — пер¬вая. Чем занимаешься?
— Лежебокингом, — ответила Аня, потягива¬ясь в кровати.
— О, новый вид спорта! Ну и как?
— Отлично получается.
— Как горло?
— На месте — уже пою, — радостно сообщила Аня. — Сегодня в школу пойду. Отвыкла, две не¬дели не была там.
— Анюта, я тебя очень люблю, — ласково ска¬зал папа.
— Я тебя тоже очень люблю,
В Анину комнату заглянула мама.
— Ты еще не встала?
— До вечера, пока-пока, — договорила Аня в трубку вскочила и начала делать зарядку.
Ирина Петровна задумалась и присела на край кровати.
— А я ему в этот день всегда черничный пирог пекла, — с грустью сказала она. — Он его очень любит. Я в пирог обязательно какой-нибудь сюр¬приз клала, а он находил и желание загадывал... Кстати, я сегодня иду в ресторан.
Аня от неожиданности не удержалась и кувыр¬кнулась на пол.
— В ресторан? С кем?
— С новой знакомой, ты ее не знаешь. Ее зовут Арина. — Анина мама встала, вышла в коридор и покрутилась около зеркала.
— А кто она? — поинтересовалась Аня, выбе¬гая за мамой.
— Таинственный покупатель. Если мне пове¬зет, меня тоже возьмут на эту работу.
— Мам, ну не говори загадками, — взмоли¬лась Аня.
— Это секрет. Иди умывайся.
Рано утром Маше стало плохо, и ей даже при¬шлось вызвать «скорую». Теперь она лежала,
бледная, на диване, врач мерил ей давление, а медсестра заполнила какие-то бумажки. Андрей-Васильевич стоял рядом, и по лицу его было вид¬но, что он сильно переживает.
— Давление у вас пониженное, •— сообщил врач. — Раньше обмороки были?
— Никогда, — слабым голосом ответила Маша.
— Курите?
— Нет.
— Бессонницей страдаете?
— Что вы, сплю как убитая, — заверила Маша.
— Ну ладно, сейчас медсестра сделает вам укол, и я бы посоветовал пройти обследование.
— Может, не надо укол? — попросила женщи¬на. — Я боюсь, он может навредить. Я беременна...
Лера, заглянувшая в комнату как раз в этот момент, присвистнула от удивления, потом резко развернулась и ушла к себе.
— Вы чаек покрепче ей заварите, — посовето¬вал врач Андрею Васильевичу.
Лерин папа отправился в кухню ставить чай¬ник и наткнулся в коридоре на одетую Леру.
— Ты куда? Рано же еще в школу! — удивленно произнес он.
— Я тут лишняя! — заявила Лера и выбежала из квартиры.
Выйдя во двор, она сразу набрала Лехин но¬мер.
— Привет, не спишь?
— Если бы! С дежурства возвращаюсь, — ус¬тало сообщил он. — Что-то случилось?
— Случилось. Можешь мне дать денег взаймы?
— Сколько?
— А сколько ость?
А ех в з аду м а л с я.
— Ты извини, что спрашиваю, по зачем тебе деньги?
— Хочу уехать подальше отсюда, — заявила Лора, со злости пнув ногой ветку.
— У тебя проблемы? — обеспокоенно спросил Леха.
— Да нет у меня никаких проблем' — взорва¬лась девушка. — Не хочешь помочь, и не надо! Без вас обойдусь.
Ольга Сергеевна только что вернулась со съе¬мок в Сочи. Она устало поднялась на свой этаж и с удивлением обнаружила, что дверь закрыта только на цепочку. Она принялась звонить в зво¬нок, стучать и звать Наташу, пока та наконец не проснулась и не открыла дверь.
— Что за новости? Что случилось? Ты почему дверь на замок не закрыла? — Ольга Сергеевна с порога напустилась на дочь.
— Мам, что ты мне пилинг устраиваешь? — сонно сказала Наташа, пытаясь разлепить гла¬за. — Я и так не спала почти до утра, тебя дожи¬далась. Переживала, между прочим.
— Самолет задержали, — объяснила Ольга Сергеевна, втаскивая в коридор чемоданы и паке¬ты. — Ну иди, обниму тебя, киса моя. Не дуйся!
— Как съемки? — поинтересовалась Наташа, обнимая маму.
— Ужасно. Думала, поеду в экспедицию в Сочи, отдохну хоть чуть-чуть, по набережной погуляю. Какое там, сплошные переработки..
В подтверждение своих слов Ольга Сергеевна закряхтела и, подняв несколько пакетов с про¬дуктами, потащила их в кухню. Но на пороге остановилась и засгыла в шоке; раковина ломи¬лась от грязной посуды, на столе лежали горы из недоеденных бутербродов, фантиков о г конфет я косметики.
— Ну и свинарник! — выдохнула Наташина мама. — Ты тут не хрюкаешь еще1?
— Мам., ну чего ты придираешься? Я приду из 1пколы и все уберу
— А это тут весь день будет? Придется мне самой разгребать. Ни сна, ни отдыха...
Аня залетела в раздевалку за несколько минут до урока и чуть не врезалась в Женю.
— Ой, привет. Ты что здесь стоишь? Контроль¬ная сейчас начнется, — сказала Аня подруге.
— Там Коля Платонов из десятого «А» не идет? — краснея, спросила Женька.
— Не видела. Л что, ты его ждешь?
— Просто хотела увидеть. В их класс загляну¬ла, а он еще не пришел. А мне все время хочется видеть его, слышать, как он говорит. Меня прос¬то клинит! Хочу дотронуться до него. Может, я заболела?
Аня с пониманием покачала головой.
— Просто ты влюблена. А Коля догадывается о твоих чувствах?
— Ой, что ты, нет, — испуганно сказала Алехина. — Я как подумаю, что он может дога-даться, у меня аж мурашки но коже и сердце колотится.
— Ладно, пошли, а то нас Борзова не пустит. — Аня взяла Женю за руку и поволокла к классу.
— А вообще хорошо, что он меня сейчас не видел, — продолжала на ходу Алехина, — у ме¬ня ресницы не накрашены. Не успела, отец все утро пилил. Слушай, Ань, а может, мне нос пере¬делать?
Когда девчонки отошли от раздевалки, из-за вороха курток вылезла Рита Лужина — все это время она подслушивала и теперь ей не терпе¬лось скорее рассказать все подругам. По дороге к классу Рита заметила на подоконнике чей-то красный телефон и незаметно прихватила его. Несмотря на то что звонок уже прозвенел, в клас¬се стоял шум. Рита подсела к Зеленовой, которая, как всегда, поправляла макияж.
— Алгебру отменили, что ли? Где Борзова?
— У нее поясницу заклинило, — ответила По¬лина, поворачиваясь к подруге и демонстрируя новую помаду — Как тебе? «Бархатные губки» называется,
— Суперсекеи, — похвалила Рита. — А я сейчас тебе такое расскажу, ты рухнешь. Наша Алехина в Платонова из десятого «А» втрескалась.
— Да ладно! Не заливай, — не поверила Зеле-нова.
— Я своими ушами слышала, она Прокопьевой в раздевалке только что рассказывала! Давай-ка пошутим. — Рита достала из кармана чужой мо¬бильник.
Женя взяла в руки зазвонивший телефон и прочитала сообщение; «Привет. Как дела? Коля».
— Какой Коля? — удивилась она вслух. — Но¬мер незнакомый... А, это же Коля Платонов!
От восторга Женя завизжала и схватила Аню за руку
— Анька, у меня даже голос пропал. Счастье-то какое!
«Приветик, как дела! У нас тусня, Борзову за¬клинило. Женя», — написала она и отправила в ответ, У Риты завибрировал красный телефон, и Зеленова потерла руки от удовольствия.
— Клюнула? Давай еще что-нибудь напишем.
В класс вошла, держась за поясницу Борзова.
— Обрадовались, да? — злорадно спросила она. — - Достаем тетради и пишем контрольную.
Класс притих, было слышно только, как зашур¬шали тетрадки.
Прочитав книгу «Как выйти замуж затри дня» и подготовившись таким образом теоретически, библиотекарь (.""веточка решила заняться прак¬тикой, За глину н в учительскую, она обнаружила там Степнова. Физрук прихлебывал чай из круж¬ки и ел булочки.
— Ой, Виктор Михайлович, как хорошо, что
вы здесь! — сказала Света, заходя в кабинет. —
Я как раз хотела с вами поговорить.
Она подошла к Степнову очень близко и пыта¬лась найти на его одежде пылинку или ниточку, которую можно было бы снять, чтобы проверить его отношение.
..... Что-то не так? — заволновался физрук, пой¬мав ее пристальный взгляд.
— Нет-нет, все в порядке. Так вот, я хотела поговорить с вами о баскетболе. Знаете, я вчера включила телевизор, и гам показывали баскет¬бол — мне так понравилось. Но я поняла, что ничего не знаю о баскетболе, вот и хотела по¬просить вас мне рассказать. Или вы собирались поесть?
— Честно говоря, я не голоден, — сообщил Степнов, — просто Агнесса Юрьевна угостила, вот решил перекусить перед тренировкой. Кста¬ти, хотите? Очень вкусные.
— Нет-нет, булочки портят фигуру. Но вы ешь¬те, я подожду.
Виктор Михайлович пожал плечами, взял бу¬лочку и поднес ко рту. Все это время Светочка без стеснения смотрела на него, и он заерзал на стуле. Наконец несколько крошек упали на одежду физ¬рука, Светочка молнией подскочила к нему, чтобы стряхнуть. От неожиданности Степнов подавил¬ся и взял чашку с чаем, чтобы запить. Заботливая библиотекарша принялась стучать его по спине, да так активно, что физрук, чуть не облился.
— Светлана Михайловна, все уже в норме, — прохрипел он.
— Хорошо, а то я за вас так испугалась.
— Я сам за себя испугался, — нервно ответил физрук и поспешил сбежать. — Мне пора на тренировку, давайте завтра поговорим.
Оставшись одна, Света достала блокнот и по¬ставила в одном из пунктов галочку.
— Результат превзошел все ожидания, — до¬
вольно произнесла она. — Кажется, он ко мне
неравнодушен.
10 «Б» писал сочинение на тему «Отцы и дети».
— Сочипеньице прямо в тему. Про папочку, что ли, своего написать, — пробурчала под нос Лера.
— Новикова, не отвлекай Липатову, — сказала Елизавета Матвеевна Копейкина. отрываясь от очередного романа.
Неожиданно дверь в класс открылась, и внутрь заглянул Леха.
— Здравствуйте. Это десятый «Б»? — спросил он.
— Да, а что вы хотели, — испуганно произнесла учительница, увидев молодого человека в форме.
— Новикова здесь? С вещами на выход, — ско¬мандовал Леха.
— Секундочку, а вы кто? — спохватилась Ели¬завета Матвеевна.
— Я из милиции.
— Из милиции! Господи, Новикова! Допрыга¬лась! — всплеснула руками учительница.
Лера быстро собрала вещи и выскочила из класса. В коридоре она кинулась Лехе на шею:
— Ты меня спас! Так неохота было сочинение писать.
— Ладно, — отмахнулся парень, — выклады¬вай, что у тебя стряслось.
— Ну, это долго.
— А я и не тороплюсь.
— Давай только не здесь. Кстати, есть так хо¬чется... — Лера хитро покосилась на Леху.
— Пошли, покормлю тебя. А проблем в школе не будет?
— А мне по фигу, — заявила Лера. — Копейкина на перемене всем растрезвонит, что меня в милицию забрали, а я скажу, что банк ограбила.
В кафе Леха решил перейти сразу к делу.
— Лер, ну что ты отца мучаещь? - СПросил он,
отхлебнув кофе. — Он у тебя хороший мужик.
Но он же не может всю жизнь один.
~ Почему один-то? — возмутилась девуш¬ка. — А я не в счет? Помешался на этой Маше, а она, хитренькая, быстро его к Рукам прибрала>' и квартирку заодно.
— Ну что ты, она любит его, __ заверил Леха.
_ Старая дева! — не унималась Лера. —
Строит из себя ангелочка —меня это бесит «Котенок, зайчик, лапусикты мой, солнышко»... Тьфу! А чмумрик у них родится, так я вообще побоку буду.
__ Слушай, Андрей Васильевич счастлив — я его никогда таким не видел, -_ спокойно ска¬зал Леха. — Он даже помолодел, как они встре¬тились. На работе просто летает. Эх ты... Это ж папка твой родной, а ты зудИШь, как мымра старая.
— Слушай, достал ты меня! — заявила Лера
и собралась уходить, но зацепилась курткой за
стул и, подергавшись, обиженно села назад. —
Я думала, ты меня понимаешь.
— Я-то понимаю, а ты вот даже не пытаешься.
_ А вдруг она обманет его? - грустно сказала
Новикова.
— С ней он как-нибудь сам разберется, не ма¬ленький уже. Может, это и к лучшему, подумай. Какой отец тебе больше нравится: вечно задер¬ганный и замученный или спокойный и доволь¬ный жизнью? Лера вздохнула:
— Второе, конечно, лучше... Ладно, проехали. Давай еще по пирожному, а?
— Есть предложение получше — торт! — улыб¬нулся Леха, и Лера просияла.
На перемене Рита Лужина позвала Женю к двери класса:
— Тебя там спрашивают!
В коридоре стоял третьеклассник с букетом
цветов в руках.
— Тебе просили передать, — сказал он. —
Из десятого «А».
Женя дрожащими руками взяла букет и подле¬тела к Ане.
— Прикинь, мне сейчас от Коли Платонова цветы передали! — радостно взвизгнула она.
В тот же момент Жене пришла эсэмэска: «При¬ходи сегодня в 5 часов в сквер возле школы. Буду ждать. Коля». Алехина завизжала еще громче.
— Ань, а может, вместе пойдем?
— Я не могу, — покачала головой Прокопьева. — У папы день рождения.
— Жаль, одной страшновато, — ответила Женя.
В класс вошли биологичка Кац и завхоз Елена Петровна.
— Сейчас разберемся, — громко сказала Зоя Семеновна.
— Да что тут разбираться-то? Вот кто в холле цветы оборвал! — Завхоз показала на смущен¬ную Алехину с букетом в руках.
Рита Лужина наблюдала за всем из-за угла и чуть ли не по полу каталась от смеха — шутка удалась.
Петр Никанорович Кулемин готовился давать интервью журналистам известного телеканала. По этому поводу в квартире Лены стояли осве¬тительные приборы, камеры и прочая техника. Кулемина поправила деду рубашку и собралась завязать галстук.
— Фантаст в галстуке — это моветон! — заявил дед. — Дай-ка мне мою любимую кофту.
— Дед. ее уже моль съела давно.
— Давай-давай. Я не могу без этой кофты. И пишу только в ней.
Оператор настроил свет и камеру, журналист взял микрофон и положил рядом листочек с зара¬нее подготовленной речью.
— Мотор, начали! — сказал он в камеру. — Сегодня мы беседуем с Петром Никаноровичем Кулеминым, известным писателем-фантастом. Петр Никанорович, я прочитал отрывки из ваше¬го романа, опубликованные в журнале «Паровоз»,
очень увлекательно написано! Захватывающе! Я не мог оторваться, все так загадочно... Я бы
даже сказал — сверхзагадочно! Как вам удается такое придумывать? Это невероятно! У вас есть особый доступ в информационное поле небес, так сказать?
— В сверхзагадочном, как вы говорите, мире моего романа я знаю почти каждый закоулок, а вот в нашей жизни я растерялся, — грустно сказал Кулемин. — До недавнего времени мне казалось, что от меня что-то зависит, а вот сейчас пропали мои дети — мой сын с женой, Леночкины родители. Они ученые, медики, ра¬ботали в Нигерии, спасали людей, а их взяли в заложники. А я вот бессилен что-либо сделать! Могу только сидеть и ждать информации. Я вы¬нужден надеяться только на чудо! В фантастике чудо — это норма. А вот в жизни, к сожалению, не всегда так бывает...
— Стоп! — скомандовал журналист и по¬вернулся к деду Лены. — Мне вот что в голову пришло. Вам не предлагали, как родственникам, записать обращение к бандитам?

— Давить на жалость? — Петр Никанорович призадумался. — Думаете, поможет?
— Кто знает, нужно все испробовать, — пожал плечами журналист. — Это, конечно, не наш фор¬мат, но я попробую что-нибудь сделать. Вот моя визитка, будем на связи.
— Спасибо. — Дед чуть не прослезился от бла¬годарности. — Ленок, неси всем чай и кофе!
Когда Лена на кухне накрывала на стол, в дверь позвонили. Это была Марина.
— Как вы узнали наш адрес? — удивилась Кулемина.
— А я его знала, — сообщила женщина. — Ле¬на, скажи, я тебя обидела чем-то? Ты так странно исчезла из ресторана. Я тебе фотоаппарат вот принесла и бабочку.
Марина достала из сумки фотик и стеклянную коробку и положила на стол.
— Леночка, что же ты не говоришь, что у нас гости? — удивленно спросил Кулемин, выгля¬дывая из комнаты. — Разрешите представиться: Петр Никанорович Кулемин.
— А я Марина. Я работала вместе с вашим сы¬ном и невесткой в Нигерии.
— Ах ты господи, проходите же ко мне в каби¬нет! — пригласил дед. — Интервью уже закончи¬лось, я только журналистов провожу.
Марина зашла в комнату, убедилась, что там никого нет, и подошла к с голу Петра Никаноровича. Она стала искать что-то среди бумаг, на полках с книгами, просмотрела папки Лениного отца. Когда Лена зашла в комнату, Марина сдела¬ла вид, что изучает библиотеку.
— Богатое творчество у твоего деда, — сказа¬ла она.
Лена с недоверием посмотрела на женщину.
— Мариночка, расскажите же все, что вы зна¬ете, — попросил дед, заходя в комнату.
— Конечно-конечно, спрашивайте, что хоти¬те, — натянуто улыбаясь, сказала гостья,
Ближе к вечеру, когда Лена сидела за компью¬тером и просматривала последние новости о Нигерии, дед вошел в ее комнату.
— Марина ушла, — сообщил он.
— А зачем она приходила? — поинтересова¬лась Лена. — Вы так долго разговаривали.
— Она хочет помочь твоим родителям.
— Каким образом?
— Она попросила одни бумаги... Разработки отца какой-то вакцины, которые он начинал де¬лать еще здесь, в Москве.
— И ты отдал? — испуганно спросила Кулемина. — Дед, тут что-то нечисто.
— Почему ты так думаешь?
— Мне показалось, она рылась в бумагах,
— Может, показалось? — предположил Петр Никанорович и включил телевизор. — О, начина¬ется передача про меня.
Как ни странно, вместо полноценного интер¬вью, которое полдня снимали, показали только какие-то обрывки фраз. Про заложников в Нигерии вообще не было ни слова, что очень расстроило деда. Он взял визитку журналиста
и попытался дозвониться ему, но в трубке были слышны только длинные гудки.
Вечером Лера вернулась домой и застала отца, сидящего за столом, положив голову на руки.
— Пап, ты спишь? — спросила она.
— Нет, не сплю. Сон закончился, — не отрывая голову, ответил Новиков.
— А чего ты тут сидишь?
Андрей Васильевич молча встал, помог дочери снять куртку.
— Хорошо, что ты пришла. Я волновался, — грустно сказал он.
— А где твоя Маша?
— Маша ушла.
— Куда? — удивилась Лера.
— К маме, домой.
— Насовсем?
— Думаю, да. Садись ужинать.
Лера села за стол и задумчиво посмотрела в окно. Там в соседнем доме загорались по одному окна, и кто-то кого-то, конечно же, ждал.
Аня вошла в мастерскую, где Лиза уже накрыла стол, и кинулась папе на шею.
— С днем рождения!
— Спасибо, малыш! — улыбаясь, сказал папа и заглянул в подарочный пакет. — Ну-ка, что у
нас там? «Архитектура старой Москвы»? Анечка, спасибо! Но ведь это такая дорогая книга...
— Подумаешь, я продала свой ноутбук, мне для тебя ничего не жалко, — отмахнулась Аня. — Шутка, На завтраках сэкономила.
— Давайте за стол садиться, — предложил Михаил Алексеевич.
Максим Агеев разлил шампанское и произнес первый тост:
— Миша, за тебя! Мы с тобой знакомы недавно, а я как будто знаю тебя всю жизнь. Такого партне¬ра у меня еще не было. С тобой очень легко работа¬ется. Я считаю, что с твоим приходом наш проект обрел новую форму, В общем, за твой талант!
Выпив за Аниного папу, все четверо принялись за салаты.
— Лиза, я такого вкусного салата никогда не ел, — заметил Агеев.
— Максим, вы мне льстите, — смущенно отве¬тила Лиза. — К тому же я забыла добавить в салат орехи.
У Лизы зазвонил мобильный, и она взяла трубку.
— Алло? Я сейчас не могу. У нас день рожде¬ния. Да не у меня. Где? В мастерской сидим,
— Кто это был? — спросил Михаил Алексее¬вич, когда Лиза отключила телефон.
— Сегодня вечеринка у знакомых поэтов, — объяснила она. — Литературную премию обмы¬вают. Приглашали приехать.
— Пускай сюда приезжают, — предложил Анин папа, — вместе попразднуем. Это же твои друзья!
Через полчаса мастерская наполнилась Лизиными знакомыми. Как-то незаметно все забыли, что у Аниного папы день рождения, и тосты по¬шли только за поэтов.
— За нашего гения, которого догнала литера¬турная премия! — провозгласил поэт в тюбетей¬ке, и все зааплодировали.
— Они все стихами разговаривают? — тихо спросил Агеев у Михаила Алексеевича.
Тот только пожал плечами.
— Может, пойдем покурим?
Мужчины вышли из-за стола, и Аня бросилась за ними — все трое чувствовали себя лишними на этом празднике.
Когда полная поэтесса в боа и с мундштуком в руках произнесла очередной тост за Галицкого, Лиза не выдержала.
— Вообще-то мы день рождения Миши празд¬новали, — сказала она, — но можно, конечно, и за поэзию выпить.
— За Галицкого! — закричала компания.
Усвоив, что мужчинам нравится проявлять свою силу, библиотекарь Светочка уговорила Степнова помочь ей с книгами, и поздно вечером замученный физрук таскал стопки учебников туда-сюда по библиотеке.
— Виктор Михайлович, вам не тяжело? — заботливо спросила Света, глядя, как он прогибается под тяжестью книг. — Давайте я вам помогу.
Она попыталась снять часть книг, Степнов увернулся, из-за этого вся стопка зашаталась и книги повалились на пол.
— Ой, простите, я хотела только помочь. Сей¬
час все соберу! — Светочка нагнулась за книгами
и столкнулась лоб в лоб со Степновым.
Физрук крякнул и потер ушиб.
— Светочка, давайте вы будете собирать кни¬ги и мне подавать, — предложил он, опасаясь других травм. — Я вот так и не понял, зачем вы эту перестановку затеяли?
— Я давно собиралась, да все руки не доходи¬ли, — ответила Света. — И потом, я бы сама ни за что не справилась.
Нагрузившись книгами, Виктор Михайлович на полусогнутых ногах зашел в подсобку. В ту же минуту послышался жуткий грохот и вопль физ¬рука. Светочка кинулась к двери.
— Вы не ушиблись?
— Нормально, только книги надо собрать, — сообщил Степнов, потирая колено, и уселся на стул. — Все, мы закончили, я могу идти?
— Да. Спасибо вам огромное, я не знаю, что бы без вас делала, — сказала Света, пошире рас¬пахивая густо накрашенные глаза. — Ой, только
вот уже поздно. Не могли бы вы меня домой про¬водить, я так боюсь темноты...
— Конечно, о чем речь, — устало вздохнул физрук, вставая.
— Да, и у меня еще книжки с собой. Надо подклеить. На работе не успеваю, решила домой взять. — Светочка показала на две огромные сумки у входа.
Степнов закатил глаза и рухнул обратно на стул.
Аня сидела на подоконнике в пижаме, смотрела на улицу и сочиняла новую песню. Взяв гитару, она наиграла мелодию и тихонько пропела.
— Если ночью бродишь по крышам, пароль: любовь. Если звезды станут чуть ближе, ответ: любовь. До потери боли, до сути ты чья? Ты чей? Он, наверно, был самым лучшим, пока был с ней...
В комнату вошла Ирина Петровна в роскошном костюме и присела на кровать.
— Очень удачно. Работа — мечта! — радостно сообщила она.
— Таинственный покупатель? — спросила Аня, — Ну и что это за работа? Я с самого утра терплю, рассказывай давай.
— Приходишь в ресторан, заказываешь все, что твоей душе угодно. Ну, правда, на отведен¬ную работодателем сумму. Сидишь в приятном
месте, ешь что-нибудь вкусненькое, интересные знакомства заводишь — очень увлекательно! Каждый день — сказка, а тебе еще и деньги за это платят.
— Ну и как, тебя берут?
— Арина сказала, что я им понравилась. Но я решила отказаться.
— Почему? — удивилась Аня.
— После каждого посещения ресторана надо заполнить множество отчетов: как тебя обслужи¬ли, довольна ли ты кухней, работой официанта. Хозяин таким образом своих работников прове¬ряет. Иногда конкуренты своих «таинственных покупателей» засылают, для с бора информации. Рынок! В общем, это не для меня. Я как пред¬ставлю, что человека из-за меня уволить могут... Так что не судьба! А как у отца день рождения прошел?
— Мам, давай завтра поговорим, я очень спать хочу. — Аня демонстративно залезла в постель и укрылась.
Ирина Петровна вздохнула.
— А что ты сейчас пела?
— Хочешь послушать? — Аня вскочила с крова¬ти, схватила гитару и спела маме новую песню.
Женя с пяти часов сидела в сквере. К вечеру она стала замерзать и, чтобы хоть как-то согреть¬ся, прыгала вокруг скамейки. Она напряженно
вглядывалась в лица проходивших людей, но Платонова среди них не было. Наконец ей при¬шло новое сообщение: «Обернись, я здесь. Твой Коля». Обернувшись, Алехина увидела ржущих и голос Риту и Полину. Еле сдерживая слезы, Же¬ня развернулась и побежала вон из сквера. Дома она до ночи проревела в своей комнате.
— Так, где ты была? — спросила Елизавета Петровна, заглядывая в комнату.
— Я же сказала, русским занималась дополни¬тельно. К олимпиаде готовилась, — сквозь слезы ответила Женя.
— Я была в школе, и тебя там не было, — пока¬чав головой, заявила Женина мама. — Врать не умеешь. И скажи спасибо, что отца дома нет.
— Мам, будь человеком, оставь меня в покое! — взмолилась Алехина и зарылась в подушку.

При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 8
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011