Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 3
Глава 3
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 19:47 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА III

С утра Аня даже подумывала, не прогулять ли школу. А зачем туда ходить? Ей все равно объ¬явили бойкот, никто с ней не дружит. С другой стороны, одноклассники могут решить, что она струсила, — а с этим примириться она никак не могла. К тому же был Антон — ради того, чтобы его увидеть, можно и Семенова с Зеленовой по¬терпеть.
На кухне Аня плюхнулась на стул и оцени¬ла обстановку: пока мирно. Мама крутилась у плиты, папа сидел, уткнувшись носом в газету. Внезапно зазвонил телефон, Михаил Алексеевич взял трубку.
— Алло, слушаю вас. Да, я работаю над измене¬ниями, но еще не закончил. Хорошо, приеду. — Папа помрачнел.
— Что теперь будет? Заказчик потребует деньги назад, помяни мое слово, — мгновенно завелась мама.
— Мам, ну что ты опять на папу накинулась? — заступилась Аня. — Лучше за кашей следи, она вон уже убегает.
— Вот когда будем жить на улице, тогда и бу¬дем друг с другом спокойно разговаривать, — по своему обыкновению раздраженно выговарива¬ла мама.
— Я вообще не понимаю, зачем надо было сюда переезжать, — буркнула Аня.

— А перспективы? В столице такие вузы!.. И если б не твое, Миша, упрямство!.. Вот что ты будешь им говорить?
— Скорее всего, мне придется отказаться от проекта.
Мама перестала резать бутерброды и с укором посмотрела на папу:
— Делай как знаешь. Я устала быть монстром, я просто хочу, чтобы моя семья хорошо жила.
— Спасибо, дорогие родители, за завтрак и за доброе утро, — заключила Аня. — Приятного аппетита. — И, взяв с тарелки бутерброд, вышла из кухни.
Возле школы мимо Ани, не здороваясь и наме¬ренно не замечая ее, прошли Лужина с Зеленовой, за ними Женя. Аня остановилась у крыльца, раздумывая, не пойти ли домой, пока не поздно.
— Аня! Прокопьева! — Это был историк Рассказов.
Здравствуйте. Вы меня запомнили? У меня память такая — с первого раза человека запоминаю. А ты почему не заходишь?
— Не хочу, — грустно ответила Аня, — позитива в школе мало.
— А-а-а... — понимающе кивнул Рассказов. — Л ты чай с сахаром пьешь?
— Нет. А при чем тут это?
— Позитив — тот же сахар в чае. Ладно, наду¬маешь — заходи.
Игорь Ильич поднялся по ступенькам и скрыл¬ся за дверью. Аня постояла еще пару минут и, решившись, тоже вошла.
В коридоре, возле директорского кабинета, Савченко разговаривал с мамой Семенова. Сам Семенов с отсутствующим видом стоял рядом.
— Только учтите, Лидия Семеновна, это — в последний раз! — грозился Шрек.
— Что с ним поделаешь, Николай Павлович, — причитала женщина, — без отца рос. Я, наверное, не смогла его правильно воспитать.
— Да вы не вините себя. Смотрите, какая здо¬ровенная детина вымахал и уже на шею вам сел. Так, Михаил?
Семенов не слушал, он смотрел в окно: в школь¬ном дворе назревала драка. Мишаня знал, что без него пацанам не справиться, ему позарез сейчас нужно быть там.
— Да, Николай Павлович, я со всем согласен, — торопливо сказал он, не глядя на Шрека.
— С чем ты согласен, Миша? — уточнила Ли¬дия Семеновна.
— Со всем, — с готовностью повторил Миша. — Со всем, что Николай Павлович говорит.
— Оставьте его. — Савченко махнул на Мишу рукой. — Видите, у него дела поважнее. Иди, Се¬менов!
Мишаня сорвался с места и понесся по коридо¬ру, крича на ходу:
— Пока, мам!
Аня вошла в класс со звонком. Учителя еще не было, но 10 «Б» в полном составе уже сидел за партами и шуршал тетрадями. Аня собралась с духом, подошла к доске и покашляла, чтобы при¬влечь внимание. Рита Лужина посмотрела на нее.
— Ты чего туда смотришь, там разве кто-то есть? — громко спросила у Риты Зеленова и пер¬вая засмеялась над своей шуткой.
— Всем доброе утро, — начала Аня. — Я вчера совершила один поступок... В общем, хочу у всех за него попросить прощения. Отдельно у Миши и у Полины.
Класс молчал.
— Вот, в принципе, и все. Спасибо за внима¬ние, — закончила Аня, подошла к своему месту и трясущимися руками стала разбирать рюкзак.

— Выскочка, нам наплевать на то, что ты там просишь, — подала голос Полина.
— Хорошая попытка, Прокопьева, — вторил ей Семенов, — только неудачная. Может, еще разок на бис, а?
Аня готова была провалиться сквозь землю от стыда. Она не понимала, почему у нее такие злые одноклассники: она ведь попросила прощения, а они...
Перед уроком истории в 10 «А» Лера поманила Наташу из класса.
— Идем, разговор важный есть!
Девушки зашли в туалет. Глаза у Леры были по прежнему заплаканные.
— В чем проблема? — спросила Наташа.
— Я залетела, — обреченно произнесла Лера.
— От кого?
— От деда твоего, блин. От Егора, конечно! Он у меня первый и единственный.
— Что делать-то теперь будешь? — прошептала Наташа. — Аборт?
— А что еще? Не папочке же в подоле нести.
— А Егору ты не собираешься говорить?
— На фига я ему сдалась со своим ребенком? — всхлипнула Лера. — У него своих двое. Я тут нашла в Инете адрес одной клиники. Пойдешь со мной?
— Сейчас? — удивилась Наташа. А чего тянуть-то?
Выйдя из туалета, девчонки наткнулись на Рассказова.
— О! — обрадовался Игорь Ильич. — Вы ведь из 10 «А»? Покажите, где ваш класс, а то я пока плохо ориентируюсь.
— Вот черт, — тихо сказала Лера, — откуда он взялся?
В кабинете истории Рассказов, оглядев 10 «А», сказал:
— Братцы! Такое дело: меня назначили вашим классным руководителем. Кто-то против?
— Я против, — подал голос Платонов. — Мы вас не знаем.
— Рассказываю, — начал Игорь Ильич, — ро¬дился в 1979 году, в Новосибирске. В 1995 году поступил в МГУ на исторический факультет, потом аспирантура, недавно защитил кандидат¬скую. Родители у меня учителя, можно сказать, что педагогика в крови.
— А дети у вас есть? — спросила Лера.
— Пока нет. И девушки тоже нет, но в планах — большая семья.
— Ну так выбирайте из нас! — насмешливо бросила Лера.
— Лера, — обратился к ней Рассказов. — А фа¬милия ваша как?
— Новикова.
А отчество? - Андреевна.
— Значит, отца вашего зовут...
— Андрей Васильевич, — оробела девушка. — Л что такого-то? Пошутить нельзя?
— А как отчество вашего дедушки?
— Не знаю я.
— Очень плохо, — покачал головой историк. — Я считаю, что каждый должен знать историю сво¬ей семьи. Например, мой прапрадед служил при царском дворе и его очень ценил Николай П. — Рассказов начал чертить на доске свое генеалоги¬ческое древо, мел раскрошился у него в руках. — Товарищи, кто у нас сегодня дежурный?
Лера подняла руку.
— А, активистка. Поможешь педагогу найти кусочек мела?
— Ладно, схожу к завхозу. — Вздохнув, Лера вышла из класса.
Пока Игорь Ильич вещал о своей многочис¬ленной семье, Наташа потихоньку взяла Лерин мобильник и переписала номер Егора.
К концу урока на доске красовалась огромная схема с фамильными подробностями рода Рас-с казовых.
— Не финты ж себе вы знаете, до прапрапра... — выдала Лена.
— Спасибо, лестно, — усмехнулся историк. — И это еще не предел. Значит, домашнее задание вам: к следующему уроку постарайтесь узнать имена всех родных, где жили, чем занимались. Нарисуйте генеалогическое древо — посмотрим, у кого оно будет самое большое.
В 10 «Б» в это время проходил урок литературы. Елизавета Матвеевна Копейкина читала вслух из «Войны и мира» диалог Анны Павловны Шерер с князем Василием:
— «Э бьен, мон принс... Же нэ люк не сон плюю кё дезапанж, ке нуз авон ла герр. Же не ву конеплю мон амии, ву не те плю, мой верный раб... ком
вудите... Ну здравствуйте, здраавствуйте...»
Копейкина так охотно вживалась в роль свет¬ской львицы, что но рядам прошел смешок.
— Что смешного? — возмутилась учительница.
— Вы так здорово изображаете Анну Павловну Шерер — вам в театре надо играть, — гоготнул Семенов.
— Ерунда, — смутилась Елизавета Матве¬евна. — Хотя, когда мне было восемнадцать, я
посещала студию Берсенева и Гиацинтовой. Они считали меня способной... Так, кто может
подробно охарактеризовать посетителей салона Анны Павловны Шерер? Южин, попробуй!
— Он «Войну и мир» в комиксах читал! — за¬смеялась Полина Зеленова.
— Нет, краткое изложение в хрестоматии... — уточнил Южин.
Очень плохо! — строго сказала Копейкина. — Куда катится мир? Миша Семенов и Аня Прокопьева, идите к доске! Будете читать по ролям. Может, хоть тогда вы проникнетесь духом той эпохи...
— «Прежде всего, скажите, как ваше здоровье, мой дорогой друг? Успокойте меня», — без выра¬жения оттарабанил Семенов изысканную речь князя Василия.
— «Как можно быть здоровой, когда нрав¬ственно страдаешь? Вы весь вечер у меня, на¬
деюсь?..» — с чувством озвучила Аня реплики фрейлины Шерер.
Глядя на чтецов, одноклассники покатывались со смеху.
— Вообще это непедагогично, давать такие зада¬ния — родственников перечислять, — жаловалась Наташа Лере. — Вдруг у кого-то психологическая травма? Мне вот, например, что делать? Как я на¬рисую дерево это, если не знаю, кто мой отец?
— Спроси у матери, — посоветовала Лера.
— Ты же знаешь, бесполезно, — вздохнула На¬таша.
— Эх... Мне бы твои проблемы...
На крыльце школы девушек остановил физрук Степнов.
— Новикова, Липатова, вы куда? У нас же два¬дцатого концерт! Мигом давайте на репетицию, жду вас в спортзале.
Этот еще со своим концертом, — проши¬пела Лера вслед уходящему Виктору Михайло-вичу и потянула подругу с крыльца. — Пойдем, Наташ!
— А репетиция?.. — Наташа не тронулась с места. — Как же концерт, мы ведь всех подведем, и Витеньку...
— Наташа, ты о чем?.. У меня жизнь рушится, а ты про концерт. Иди ты вместе со своим Витень¬кой. Без тебя обойдусь! Чао! — Лера развернулась и быстро пошла по школьному двору.
Наташа выждала пару секунд, потом достала мобильный и набрала номер Егора:
— Здравствуйте, это подруга Леры Новиковой. Помните такую?
— Нет, вы, наверное, номером ошиблись, — от¬ветил Егор.
— Не ошиблась! Нам срочно надо встретиться, у меня для вас есть важная новость. А если вы сейчас заняты, я с удовольствием сообщу ее ва¬шей жене, — пригрозила девушка.
— Говорите, — вздохнул Егор.
На репетицию Аня шла с Наташей. Их догнал Антон.
— Натах, сможешь нас опять пофоткать сего¬дня?
— Не получится, у нас репетиция.
— Ну позже приходите...
При этих словах Аня скрестила пальцы за спи-пой — пусть бы Наташа согласилась и подарила ей еще один день счастья.
— Нет, мама сегодня со съемок возвращается, великого актера Терещенко в Москву везет, надо бардак разгрести к ее приезду, — отказала На¬таша.
— Жалко, — грустно протянул Антон.
Уже перед входом в спортзал Аню неожиданно задержала Женя.
— Ань, погоди, а тебя что, в группу взяли?
— А ты разве со мной разговариваешь? — гру¬бо ответила Аня. — Тебе же нельзя, у тебя же бойкот.
Женя пропустила ее грубость мимо ушей.
— Я тоже в группу хочу, — сказала она.
— Хочешь — запишись.
Аня торопилась. В зале, уже началась репети¬ция. Игорь Ильич показывал, как лучше брать аккорды, Лена и Наташа схватывали на лету.
— Почему опаздываешь? — Степнов грозно посмотрел на Аню. — Дуй в подсобку за инстру¬ментом. А ты, Алехина, что здесь делаешь?
— Я тоже в группу. Возьмите меня, пожалуй¬ста, — попросила Женя.
— Нам нужен клавишник, — заметил Расска¬зов.
— Я как раз на пианино играю, я в музыкалке училась, — обрадовалась Женя. - Молодец, только клавишных инструментов у нас нет. — Виктор Михайлович развел руками. — А даже если бы и были, то без записки от твоего папы о том, что он не возражает, чтобы ты про¬водила свое свободное время в нашем обществе, извини, я бы тебя все равно не взял. Мне секции по пинг-понгу хватило...
— Извините. — Женя, опустив голову, вышла из спортзала.
— Что же вы так с ней? — укорил Рассказов.
— Есть причины, — бросил Степнов. — Ты у нас пока человек новый, присматривайся. А где Лера?
— Ее сегодня не будет, — сказала Наташа, по¬глядывая на часы.
— Давайте я пока заменю Леру на ударных, — предложил историк.
Вдруг у Наташи зазвонил телефон.
— Алло! Да, сейчас бегу, — выпалила она и, схватив свои вещи, вылетела из зала.
— Вот и порепетировали, — проревел Степ¬нов. — Так мы никогда программу не подготовим. Савченко порвет меня на американский флаг!
— Подождите-подождите, пусть девочки пока сыграются, — успокоил его Рассказов. — Так, Лена, твоя задача — держать ритм. Аня, играй основную партию. А я вступлю позже...
Когда Наташа выбежала на крыльцо, она тут же увидела Егора возле машины.

— Ты Наташа? — нервно спросил он. — Чего хотела?
— Лера беременна, — с трудом выдавила На¬таша.
— Ну и что? — Егор закатил глаза. — А я-то тут при чем? Мало ли, с кем она и когда...
— Козел! — Наташа не выдержала. — Ты лучше меня знаешь, что ты у нее первый и
единственный. Ты должен отговорить ее делать аборт. Сейчас как миленький поедешь со мной и скажешь ей, что будешь во всем помогать. А если передумаешь, мы на тебя заяву накатаем — лет на десять за растление несовершеннолетней загремишь. Представляешь, что с тобой сделает ее папочка?
— Ладно, не горячись, — забеспокоился Егор. — Поехали, где она?
Лера стояла у входа в клинику и читала только что выданную справку. Подъехала машина, из нее вышли Наташа и Егор.
— Лерка, как ты? — Наташа обняла подругу. — Только не говори, что мы опоздали!
— Да нет, ты как раз вовремя, — хмуро ответи¬ла Лера. — А этого ты зачем притащила?
— Вам надо поговорить.
— Не о чем нам разговаривать.
- Лерочка, солнышко, удели мне всего мину¬ту! — взмолился Егор.
- Ути-пути... солнышко! — передразнила его Лера. — Со своей женой будешь так разговари¬вать.
— Тут мне твоя подруга обрисовала все в общих чертах. — Егор посмотрел на Наташу и заговорил шепотом: — Мне кажется, ты приняла правиль¬ное решение. Аборт сейчас для нас — единствен¬ный выход.
— Ты считаешь?

— Ну, малыш, подумай сама. Зачем ты себе жизнь будешь калечить? Придется бросить шко¬лу, никакого будущего...
— Какой заботливый! — язвительно сказала Лера. — Может, ты не о моем, а о своем будущем печешься?
— Котенок, ты уже взрослая и все отлично понимаешь. Твой папаша упрячет меня в тюрягу, а у меня жена и двое детей — они ни в чем не ви¬новаты.
— А раньше ты о чем думал? Почему ты мне врал? Мы ведь обои с тобой выбирали, «гнездыш¬ко вили». Я же влюбилась в тебя, понимаешь? — На глаза Леры навернулись слезы.
— Но ведь было здорово! — Егор достал из кар¬мана несколько купюр и протянул Лере. — Это вот на аборт. Думаю, должно хватить. Если не хватит, позвони — добавлю.
— Наташка, иди сюда! — развеселилась Лера. — Смотри, сколько у меня бабок, пойдем тусить!
— — Верни деньги! — запротестовал Егор. — Я тебе на аборт дал, а не на гулянки. Думаешь, меня можно шантажировать?
— Натаха, ложная тревога! Я не беременна! — заявила Лера. — А ты, Егор, смотри. Еще раз ко мне сунешься, самому деньги понадобятся. На лекарства. И вот тебе, подавись! — Она кинула Егору в лицо деньги. — Мне от такого урода ни¬чего не надо.
— Лер, ты на меня не обижаешься? — осторож¬но повинилась Наташа.
— Да ладно, проехали. Жизнь продолжается!
Подруги рванули в школу. Когда они, запыхав¬шиеся, появились на пороге спортзала, Рассказов уже прощался с Аней и Леной:
— Ну что ж, девочки, совсем неплохо. Завтра закрепим наши успехи. А на сегодня, пожалуй, все.
— Как это все? — возмутились Наташа и Ле¬ра. — Мы пришли!..
— Лучше поздно, чем никогда, — улыбнулся Игорь Ильич. — Что, девочки, давайте споем?
И все оживились. Наташа взяла гитару, Лера села за ударные.
— Слова-то выучили? — спросил историк.
— По ходу разберемся, — заявила Лера, отби¬вая ритм.
— Алиса не ходит в школу, Алиса любит
спать... — начала подпевать Лена.
Аня попыталась подыграть, но получилось не¬складно.
— Мне кажется, слова на эту музыку не ложат¬ся, — подытожила Лена.
— Можно, я попробую? — спросила Наташа. — Я вчера сидела вечером и набросала кое-что.
Она начала наигрывать, девочки тихо запели.
— Бай-бай, Алиса, бай-бай-бай-бай! Не ходишь в школу, значит, засыпай! — громко и чисто взяла Лера.
— Хороший голос, — похвалил Рассказов. — Поющая барабанщица — это же фишка!
Женя грустно брела по улице, изредка загляды¬вая в лица прохожим. На нее никто не обращал внимания, она никому не нужна... Женя подошла к ларьку и купила шоколадное яйцо с сюрпризом.
— Любишь шоколадные яйца?
Женя обернулась. Возле ларька стояла мило¬видная девушка в зеленом джемпере, зеленом берете и с зеленой сумкой.
— Да, а что?
— Я тоже, — улыбнулась девушка.
— Я гадаю на них. — Женя спрятала яйцо в карман.
— У тебя все хорошо? Я как будто почувствова¬ла, что тебе плохо, — сказала девушка.
— Мне не плохо. Мне хрено-овооо, — вздохну¬ла Женя.

— Ты мне ужасно понравилась. Меня Дина зо¬вут, — представилась девушка.
— А меня Женя.
— Хочешь, я тебя со своими друзьями позна¬комлю, — предложила Дина. — Мы члены моло¬дежного клуба «Радуга». Там здорово, у нас такие люди интересные.
— Ну, тогда я вам не подхожу, — сказал Женя. — Я неинтересная.

— Ты? Кто тебе это сказал? Женька — ты просто чудо! — С лица Дины не сходила улыб¬ка. — Я тебя как увидела, сразу поняла, что в тебе есть что-то такое... Мы там собираемся, смотрим фильмы, чай пьем, на гитаре играем. Приходи сегодня!
— А куда?
— Давай мне свой телефон, а я тебе свой. — Дина написала на флаере клуба «Радуга» номер, протянула Жене. — Ну, до встречи!
— Странная какая-то, — тихо сказала Женя, достала из кармана яйцо и открыла его — там был зеленый дракон. — Что бы это значило?
Дома отец решил проверить Женин дневник. Он долго вглядывался в оценки, потом его глаза округлились.
— Четыре? За что?
— Это Терминатор. Она Рыб не любит, — объ¬яснила Женя.
— Кто-кто?— Алгебраичка, Борзова. Она помешана на го¬роскопах, я тебе рассказывала.
Отец пролистал дневник, с довольным видом отдал его дочери.
— Пап, — заговорщицким тоном произнесла Женя, — а что вы мне на день рождения пода¬рите?
— А что ты хочешь?
— Синтезатор. В школе создается группа, там нет клавишных. А я могу играть — зря я, что ли, в музыкалку ходила?
— Нет, глупости, — покачал головой папа. — У тебя с этого года подготовка в Юридическую академию. Туда очень сложно поступить.
— Пап, ну что я, все время учиться буду?
— Вот выучишься, на ноги встанешь и сама себе все купишь, — подытожил папа.
— Действительно, доча, — согласилась мама. — Тебе надо о будущем думать. Пойдем ужинать!
Родители вышли из комнаты.
— А настоящего-то у меня и нет, — вздохнула Женя, достала из кармана флаер клуба «Радуга» и с тоской посмотрела на него.
Антон и Гуцул соревновались, кто лучше вы¬полнит сложный трюк. Гуцул все чаще погляды¬вал на дверь, наконец не выдержал и спросил:
— Слушай, а девчонки сегодня разве не при¬дут?

— Не, у Наташки дела какие-то.
— А у Ани?
Антон пожал плечами и еще раз продемонстри¬ровал трюк.
— Может, дашь мне ее телефон? — не унимал¬ся Гуцул.
— Зачем тебе?
— Анька прикольная — глаза, как блюдца. Мне понравилась. Позвони Наташке, спроси.

— Чего пристал? — вспылил Антон. — Тебе надо — ты и звони.
— Может, ты сам на нее запал? — усмехнулся Гуцул.
— Не твои проблемы. Я такие вещи ни с кем не обсуждаю, — сквозь зубы сказал Антон и, оттол¬кнувшись ногой, со скоростью ветра полетел на доске.
Анин папа встретился с заказчиком и в очеред¬ной раз не смог ничего доказать: оказывается, уже нашли другого архитектора, который готов был переделать проект. Никаких денег заказчик не заплатил и намекнул, что и так делает большое одолжение, не требуя возвращения аванса.
Вечером Михаил Алексеевич с большим па¬кетом стоял возле парикмахерской и в замеша¬тельстве теребил в руках бумажку с надписью «Лиза, 20.00». Потом набрался решимости и вошел.
— Здравствуйте, — с дежурной улыбкой встре¬тила его администратор. — Чем могу помочь?
— Я на восемь записан, к Лизе.
— А, вы у нее последний клиент на сегодня. Проходите, садитесь, сейчас она подойдет.
Михаил Алексеевич сел в кресло, поставил рядом пакет и посмотрел на себя в зеркало. По¬дошла Лиза.
— Как будем стричься? — сухо спросила она.
— Вы меня не узнаете? — расстроенно спросил клиент. — Мы вчера возле театра разговаривали, вы еще цветок разбили.
Лиза нахмурилась:
— Опять вы?
— Я. И вы знаете, я передумал стричься.
— Зачем же вы пришли?
— Вы оказались правы, цветок был действи¬тельно редкий.
Лиза отошла от кресла и начала собирать свои вещи.
— Забудьте, ерунда.
— И все же я считаю, что обязан вам вернуть долг. — Михаил Алексеевич достал из пакета цветок в горшке, точь-в-точь вчерашний. — Раз я последний клиент, вы не против, если я провожу вас до дома?
— Как хотите, — улыбнулась Лиза.
Они шли не торопясь. Шли и разговаривали.
— А вы интересуетесь театром? — спросил папа Ани.

— А что, вам это показалось странным?
— Вовсе нет. Просто мне кажется, сейчас редко кто ходит в театр.
— Вот тут вы ошибаетесь, — возразила Лиза.
— Лиза, мне правда неловко, — извиняющимся тоном начал Михаил Алексеевич, — я тогда вас сильно напугал?
— Честно говоря, да. Я подумала, что вы су¬масшедший. — Лиза засмеялась, но потом резко посерьезнела: — Миша, а вы женаты?
— Да, — кивнул Анин папа.
— Тогда извините, мне в другую сторону. — Лиза развернулась и быстро пошла прочь.
— Лиза, подождите, что случилось?
— Извините, Миша, я с женатыми мужчина¬ми не встречаюсь, — бросила она, не замедляя шага.
Догонять ее Михаил Алексеевич не посмел.
Лена достала из духовки пиццу и, услышав, как открылась входная дверь, бросилась в коридор.
— Дед! Тебя можно поздравить?
— Они не приняли мой роман... — Дед бросил пакет с рукописью на пол. — Сказали, что это не формат, что тираж не раскупят, что слишком сложно... Что тут сложного? Почему они решают за моих читателей?
— Дедуль, ты только не волнуйся, — попыта¬лась успокоить его Лена.— Я не в том возрасте, чтобы воспринимать уп¬реки молокососов спокойно. Я все порву! — Дед
бросился к рукописи.
Но Лена мягко отстранила его. Аккуратно сло¬жила выпавшие страницы и унесла всю папку в комнату. Когда она вернулась в кухню, дед сидел за столом, обхватив голову руками.
— Лена, Лена... У тебя бездарный дед. Жалкий графоман!
— Петр Никанорыч, — Лена обняла старика, — не переживай. Надо еще кому-нибудь дать почи¬тать. Они же не единственное издательство. Мы что-нибудь придумаем.
— Да ничего ты не придумаешь, — вздохнул дед. — Все, короче. Где у нас спирты?
— Никаких спиртов. У тебя давление.
— Не указывай деду! Я пожилой человек, я хочу выпить мое лекарство!
Кулемин подошел к шкафчику и достал бутыл¬ку коньяка, но Лена отобрала ее.
— Тогда я к Василию Даниловичу пойду, — не сдавался дед. — И никто меня не остановит! — Он с протестующим видом покинул кухню.
Лена устало опустилась на табуретку
Наташа рисовала генеалогическое древо. Оно получалось каким-то однобоким — только мами¬на линия, а об отце ни слова. Девушка отставила домашнее задание по истории и взяла в руки
in тару Тихо и грустно зазвучали струны. Потом отложила инструмент, встала на стул и достала «о шкафа большую коробку со старыми фото¬графиями. Под коробкой оказалось несколько потертых журналов. На обложке одного из них красовалась группа молодых музыкантов с по¬клонницами. Среди поклонниц была... Наташина мама. Рядом с мамой на снимке стоял красивый молодой гитарист с той самой гитарой, которая теперь пылилась в углу Наташиной комнаты...
Аня сидела в своей комнате в полутьме и писала в дневнике. О том, что опять не смогла перебороть свой страх и не посмела пойти на тренировку к Антону без Наташи. О Жене, у которой нет ни друзей, ни собственного мнения... На кровать присела Анина мама, протянула дочери чашку с чаем. Вид у мамы был очень печальный.
— Мам, что случилось? — забеспокоилась Аня.
— Переживаю за папу, он еще утром ушел на встречу с заказчиком, и вот до сих пор никаких вестей.
— Так позвони ему.
— Я что, дура, по-твоему? — сорвалась мама. — Он мобильный дома забыл.
В эту минуту хлопнула входная дверь, и мама побежала в коридор. Даже через стену Аня слы¬шала, как ругаются ее родители.
- Ты где был столько времени? — закричала на папу мама. — И мобильный не взял... Я вся издергалась. Ну, что молчишь? Что заказчик?
— Мне пришлось отказаться от проекта, — хмуро ответил папа.

— А как аванс? — Мама всплеснула руками.
— Аванс остается у нас. Только больше они ничего не заплатят.
— Я так и знала... — Анина мама ушла в спаль¬ню, выставила в коридор раскладушку и громко закрыла дверь.
Аня сделала глоток чая и написала: «Я поняла, что жизнь сама по себе позитив — как чай без сахара. Главное привыкнуть». Зазвонил мобиль¬ник, это был Гуцул.
— Откуда у тебя мой телефон? — удивилась Аня. — Наташа дала?
— Нет, я сам нашел. Может, сходим куда-ни¬будь... вдвоем?
— Ну, как-нибудь давай... — без энтузиазма согласилась девушка.
Раз у Антона есть подруга Наташа, теперь и у Ани будет друг.

При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 1 (Н.Зарочинцева ) » Глава 3
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011