Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Ранетки | Лера | Главная | Новости | Музыка | Фотки | Видео |Форум | Развлечения| Гостевая| Регистрация|
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 10
Глава 10
Simraneto4kaДата: Суббота, 09.01.2010, 20:22 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 668
Награды: 5
Репутация: 1206
Статус: Offline
ГЛАВА Х

Аня свернулась калачиком на кровати и пыта¬лась досмотреть какой-то интересный сон, когда в ее комнату вошла мама в спортивном костюме.
— Нет, вы посмотрите на нее, опять улеглась!
Я же тебя разбудила двадцать минут назад. Быст¬ро одевайся! Бег — это жизнь.
Аня потянулась и застонала — вставать совер¬шенно не хотелось, а уж бегать — тем более.
— Хватит стонать, я от тебя не отстану. — Ирина Петровна сделала несколько поворотов корпусом.
— Мам, давай начнем бегать завтра, — попро¬сила Аня.
Анина мама театрально заломила руки.
— Вот так гибнет нация.,.
Она вышла из комнаты, а Аня с трудом подня¬лась и принялась убирать постель. Вдруг у нее запищал телефон — пришло сообщение: «По¬смотри в окно. Матвей». Девушка рванула к окну и выглянула из-за занавески. На крыше гаража
красовалось граффити: гитара с поющим на ее грифе цыпленком. Под рисунком надпись: «С добрым утром!» Из-за гаража возник Мат¬вей и помахал Ане рукой. Сияя от радости, Прокопьева набрала его номер.
— С добрым утром, Матвей! Ты что, рисовал всю ночь?
— Нет, все утро, — весело ответил парень.
— А о чем поет цыпленок?
— О тебе...
— Очень симпатичный!
— Ты в школу скоро выходишь? — поинтере¬совался Матвей. — Я тебя провожу, а потом поеду к Ларисе — она организатор нашего шоу.
— Думаешь, она нас возьмет? — с сомнением спросила Аня.
— Считай, что я уже договорился. Ваша группа будет в шоу центральным номером.
— Классно! Спасибо! Ты — чудо! Но, знаешь, я сейчас в школу с мамой иду, ее к директору вы¬звали.
— Чего натворила?
— Да так, ничего особенного... Приняла учас¬тие в драке.
— Круто. Ты, оказывается, еще и драться умеешь? — удивился Матвей. — А такое нежное существо!
Аня засмеялась.
— Ну ладно, созвонимся. Пока!
Отключив телефон, Матвей взял баллончик с краской и пририсовал цыпленку букет цветов.
Проснувшись, Лера вошла в кухню и замерла на пороге: Андрей Васильевич спал, положив го¬лову на стол.
— Па, вставай! — потрясла его Лера. — Нашел,
где спать.
Отец пробурчал что-то нечленораздельное се¬бе под нос.
— Я не поняла, ты пьяный?
— Нет, я просто очень сильно устал, — еле от¬ветил Новиков.
— Я вижу. Так устал, что до кровати не дошел. Иди ложись на диван! — Лера снова потрясла отца.
Он встал, пошатываясь, но тут же опустился назад на табуретку.
— Оставь меня в покое, дай поспать.
— Офигеть! — Лера покачала головой и пошла к себе в комнату.
Лена завтракала вместе с дедом.
— Слушай, а Марина так и не объявилась? — поинтересовалась она. — Я звонила, но абонент все время недоступен.
— Ничего не понимаю, она же обещала, — раз¬вел руками Кулемин. — Может, с ней случилось что-нибудь? Надо в милицию позвонить.
— Вот до старости дожил, а как наивный ре¬бенок, — вздохнула Лена. — Я тебе говорила, что с ней что-то не так. Зачем ты ей папины бумаги отдал?
— Что же я наделал? — всплеснул руками дед и схватился за сердце. — Что я скажу Никите, когда он вернется?
Лена подскочила и бросилась к деду.
— Ты только не волнуйся, дедушка! Где твои
таблетки?
Выпив лекарство, дед прилег на диван.
— Леночка, не переживай, мне уже лучше. Иди в школу, а то опоздаешь.
— Как же я тебя в таком состоянии оставлю? — взволнованно спросила Кулемина.
— Со мной Василий Данилович посидит, — заверил Петр Никанорович. — А тебе учиться надо.
— Хорошо, но, если что, сразу мне звони. — Лена поставила телефон рядом с диваном, чтобы дед мог до него дотянуться.
Наташина мама за завтраком неожиданно спросила:
— А как там ваша группа? Как она называется?
— «Ранетки», я же тебе много раз говорила. — Наташа недовольно посмотрела на мать.
— Ну извини, столько информации в голове. Я тут подумала... У меня есть один знакомый, он
преподает в музыкальном училище. Если хочешь, я могу ему позвонить — пусть он тебя послушает, позанимается с тобой.
— Ты серьезно? — От удивления у Наташи округлились глаза. — Мам, ты не заболела? Ты же всегда была против того, чтобы я занималась музыкой.
— Я и сейчас не то чтобы в восторге. — заме¬тила Ольга Сергеевна, — но бороться с тобой бесполезно, так что я решила помочь.
— Но ведь в училищах не учат рок-музы¬кантов.
— Выберешь какое-нибудь другое направле¬ние. Главное — образование. А ноты — они везде ноты, неважно, рок это или попса. Твой отец, между прочим, Гнесинку закончил.
— Супер! — восхитилась Наташа. — А я не знала... А расскажи еще что-нибудь о нем.
— Тебе лучше у него самого спросить. — Оль¬га Сергеевна махнула рукой. — Кстати, он не звонил?
— Пока нет, — Наташа хитро посмотрела на маму, — а тебе хотелось бы, чтобы он позвонил?
— С чего ты взяла? Я просто так спросила. — Наташина мама пожала плечами. — И вообще, я опаздываю. Ты тоже собирайся.
— Что ты сидишь? Ешь! — Женина мама по¬двинула тарелку дочери.
— Спасибо, не хочется, — сердито ответила Женя.
— Может, ты еще и голодовку объявишь? — вспылила Елизавета Петровна. — Совсем от рук отбилась. Мы для тебя стараемся: отец днюет и ночует на работе, репетиторы ходят. А ты драку устроила... У отца дел по горло, а он, вместо того чтобы ими заниматься, должен ид¬ти в школу разбираться. Ты подумала, с какими глазами он придет к директору? Что он должен сказать?
Владимир Петрович стукнул кулаком по столу, и Женина мама замолчала.
— Хватит, раскудахталась. Вместо того чтобы свои сериалы с утра до ночи смотреть, лучше б за дочерью следила, — заявил папа Жени. — И ни
в какую школу я не пойду. Сама заварила кашу сама пусть и расхлебывает. Инцидент должен
быть исчерпан.
Женя сидела ошарашенная, не зная, расстраи¬ваться ей или радоваться...
У школы она встретилась с Аней, та тоже при¬шла без родителей.
— У папы встреча с заказчиком, он не может вырваться, а мама повезла ему какие-то очень важные документы, которые были у нас дома, — объяснила Прокопьева.
— Ой, там же Зеленова со своей бабушкой, — грустно вздохнула Женя. — Они нас съедят.
— Не съедят, — заверила Прокопьева.
— Может, не пойдем? Скажем, что заболели.
— Не пойти, значит, признать свою вину. Мой папа говорит, что, если проблема возникает, ее нужно решать — сама собой она не решится. Все будет хорошо, главное, держаться вместе.
Марина зашла в ресторан, в котором не так давно встречалась с Леной, и подсела за столик к мужчине, расположившемуся в дальнем углу.
— Почему вы так долго не звонили? — спроси¬ла она.
— Я же сказал: сидеть дома и не высовываться. Зачем вы вчера выходили? — резко спросил не¬знакомец.
— Вы что, следили за мной? Я выходила в мага¬зин — я не могу питаться воздухом.
— Вы принесли документы?
— Да, они со мной. — Марина достала из сумки папку с бумагами, но не отдала ее.
— Сначала деньги, — деловито сказала она.
— Перед тем как отдать вам деньги, я должен убедиться, что это именно то, что нам надо. Если вы мне не доверяете, можете поехать со мной. Эксперт проверит бумаги, и вы сразу получите деньги.
— Я никуда с вами не поеду. — Марина отри¬цательно помотала головой. — Пусть эксперт приезжает сюда.
К столику подошел официант.
— Простите, вы Марина Сиротина?
— Да, — удивленно ответила женщина. — А в чем дело?
— Вас к телефону. Спрашивают из посольства Нигерии, сказали, что у них для вас информация о Викторе.
— Боже мой!
Марина вскочила и побежала к стойке адми¬нистратора, где стоял телефон, но, подняв труб¬ку, услышала только гудки. Когда она вернулась за столик, там не было ни мужчины, ни папки с документами.
Женя с Аней шли по коридору школы и облег¬ченно болтали.
— Хорошо, что не выгнали. Двойка по поведе¬нию — не самое страшное, — убедительно сказа¬ла Прокопьева.
— Не в моем случае, — вздохнула Алехина.
Неожиданно Аню окликнул охранник дя¬дя Петя. Когда она подошла к нему, он достал из-под стойки букет тюльпанов и протянул девушке.
— Вот, тут тебе просили передать.
— Мне? — удивилась Аня. — А кто?
— Просили не говорить. — Дядя Петя вспомнил просьбу Антона Маркина, оставившего букет. — Сама разбирайся со своими поклонниками.
— Ничего не понимаю. — Аня понюхала цветы и посмотрела на Женю. — Кто это может быть? Матвей?
— Аня, это точно он. — Алехина просияла от радости за подругу. — Счастливая...
В этот момент как раз позвонил Матвей.
— Привет еще раз, — весело сказал он. — Как директор, не сильно свирепствовал? А у меня для тебя сюрприз.
— Спасибо, я его уже получила. — Аня улыб¬нулась.
— Не понял, ты о чем?
— О цветах. Они такие красивые!
— Но я не передавал тебе цветы, — удивленно сказал Матвей. — Я только что от Ларисы, хотел рассказать о нашем разговоре. Только тебя очень плохо слышно. Я сейчас приеду и все расскажу.
— Ну что? — нетерпеливо спросила Женька, когда Аня положила трубку.
— Говорит, цветы не от него.
— Может, просто стесняется признаться?
— Может, — вздохнула Аня. — А еще он обе¬щал договориться о нашем выступлении на пре¬зентации косметики.
— Ого, что же ты молчала? — Женя подпрыг¬нула на месте от восторга. — Это же офигенно!
Лера ходила взад-вперед возле дома Маши, пе¬риодически пританцовывая, чтобы не замерзнуть
окончательно. Наконец она заметила «Палящее солнце» около подъезда и побежала к ней.
— Здравствуй, Лера, что-то случилось? — не¬сколько официальным голосом спросила Ма-ша. — Что-то с Андреем Васильевичем?
— Не волнуйтесь, с ним все в порядке, — заве¬рила Лера. — Почти...
— Не пугай меня, что значит «почти»?
Лера замешкалась, собираясь с мыслями, и вы¬дала на одном дыхании:
— Маша, возвращайтесь, пожалуйста, папе без вас очень плохо.
Василий Данилович пошел открывать дверь и вернулся с Мариной. Увидев женщину, Кулемин опешил и приподнялся с дивана.
— Это вы? Куда же вы пропали?
— Простите меня, Петр Никанорович, я вас обманула. Но я не хотела причинить вам вред, — объяснила Марина. — Понимаете, я не могла поступить по-другому. Там в Нигерии среди за¬ложников есть один человек... Я была готова на все, чтобы его освободить. Поэтому, когда мне предложили забрать у вас те самые бумаги в об¬мен на большую сумму денег, я не раздумывая согласилась.
— У вас получилось?
— Нет, меня обманули. Но я пришла, чтобы вернуть вам документы. — Марина протянула Кулемину папку. — Я отдала другие бумаги. Ре-
шила, что не имею права так поступать с Верой и Никитой.
— А если эти люди узнают, что бумаги не те? Вы не боитесь, что они вас найдут? — обеспоко-енно спросил Петр Никанорович.
— Ну и пусть. — Марина скорбно опустила го¬лову. — Простите, что говорю это, но я потеряла всякую надежду на то, что заложников когда-ни¬будь освободят. А раз так, то мне все равно, что со мной будет.
— Не смейте так говорить! Их освободят, слы¬шите? Обязательно освободят!
Разволновавшись, дед Лены схватился за серд¬це, и Василий Данилович попросил Марину уйти. По телевизору как раз начался выпуск новостей, и Кулемин сделал погромче. Похоже, в душе он был не только фантаст, но и волшебник, и у его слов была огромная сила. Как будто в подтверждение того, что Петр Никанорович сказал Марине, дик¬тор сообщила, что россиян в Нигерии освободили и они летят домой. Веря и не веря своему счастью, Петр Никанорович расплакался.
— Столько времени держался, и вот, — сму¬щенно сказал он, вытирая слезы и глядя на улы¬бающегося Василия Даниловича.
На перемене у Лены зазвонил телефон. Она сняла трубку, поговорила с кем-то и замерла по¬среди коридора.
— Лен, что с тобой? — Наташа подергала ее за руку. — Что случилось-то?
— Наташка, маму с папой освободили, — тихо сказала Кулемина, приходя в себя от услышанно¬го. — Я пойду, ладно?
Степнов тренировал в зале баскетбольную команду, когда к нему подошла Светочка с та-релкой, накрытой салфеткой. Ученики зашу¬шукались и захихикали, глядя на влюбленного библиотекаря.
— Всем отрабатывать броски! — скомандовал Степнов, краснея. — Что вам, Светлана Михай¬ловна?
— Принесла вам сырники, ваши любимые. — Света сняла с тарелки салфетку и продемонстри¬ровала горку сырников.
— Спасибо, конечно, только я творог с детства не переношу а сырники вообще терпеть не мо¬гу, — извиняющимся тоном сообщил физрук.
— Но вы же сами говорили, я слышала... — растерянно произнесла Светочка.
— Вы, наверное, что-то перепутали. Но вы не расстраивайтесь, отнесите их Агнессе Юрьев¬не — она любит.
— Хорошо, отнесу Агнессе Юрьевне. — Света пошла к выходу, еле сдерживая слезы.
В дверях она столкнулась с Леной Кулеминой, которая влетела в зал и кинулась на шею к Степнову.
— Виктор Михайлович, маму с папой осво¬бодили!
— Кулемина, это же замечательно! — Физрук взял девушку за руки и улыбнулся.
Не вынеся этого зрелища, Светочка кинула сырники и убежала в библиотеку. Там она достала книгу про замужество, порвала ее на несколько частей и выкинула в мусорную корзину, а потом . села на стул и зарыдала.
Матвей, как и обещал, после уроков приехал к школе. Он стоял, прислонившись к стене, и что-то рисовал в блокноте, но, завидев девчонок, подошел к ним. Не стесняясь своих чувств, Мат¬вей поцеловал Аню в щеку. Девушка смутилась и, обернувшись, заметила, что за ними издалека следит Антон. «Неужели ревнует?» — подумала Аня, но тут же отогнала эту мысль.
— Ну что, у меня неплохие новости, — сооб¬щил Матвей. — Организатору шоу понравился ваш диск. Но Лариса хочет вас прослушать лично и заодно познакомиться. Сегодня вечером она придет к вам на репетицию.
— Классно. Спасибо! — сказала Аня, светясь от счастья и гордости за своего нового друга.
— Кстати, на этом шоу должны быть какие-то крутые музыкальные продюсеры. Может, вас заметят и куда-нибудь еще пригласят. И начнется ваша звездная карьера! Ой, не пугай и так страшно, — улыбнулась Аня.
— А что нам надо будет делать сегодня, когда эта Лариса придет? — спросила Женя.
— Сыграйте те песни, которые готовите для презентации. Ладно, я побегу, мне еще кое-что в оформлении доделать надо.
Матвей повернулся к Ане и нежно посмотрел на нее.
— Созвонимся тогда. А цветочки и правда кра¬сивые...
Когда он ушел, девчонки погрустнели — про¬блем было выше крыши.
— Как же мы сегодня вечером будем играть без Леры и Лены? — растерянно спросила На¬таша.
— Боюсь, и меня родаки вечером из дома не выпустят, — вздохнула Женя. — Что-нибудь при¬думаем... Все, я побежала домой.
Алехина заскочила в гардероб за курткой и на¬ткнулась на Платонова.
— Хочешь, фокус покажу? — предложил Коля.
Он достал из кармана красный платок, взмах¬нул им, и оттуда вылетело шоколадное яйцо с сюрпризом.
— Это тебе. — Он протянул яйцо Жене.
— Спасибо... А откуда ты знаешь, что я их люблю?
Алехина подняла глаза и увидела, что Платонов исчез. Она нетерпеливо открыла яйцо и просия¬ла — внутри было сердечко.
Андрей Васильевич вошел в прихожую и уви¬дел, что Лера уже встречает его.
— Пап, ты где был? — сердито спросила она.
— На работе, — хмуро ответил Новиков, сни¬мая пальто.
— Неправда, я звонила, тебя там не было. Ска¬зали, что ты заболел.
— Гулял, какая разница?
— А у меня для тебя сюрприз. — Лера хитро сощурилась.
— Что еще за сюрприз? Только этого не хвата¬ло, — испугался Лерин папа.
— Вот именно — не хватало.
Из кухни запахло чем-то вкусным, и в коридор вышла Маша. Андрей Васильевич замер, не веря своим глазам.
— Это и есть мой сюрприз, — улыбнулась Лера.
Аня и Наташа шли по улице и обсуждали пред¬стоящую репетицию.
— А Игорь Ильич все-таки оптимист, — сказа¬ла Липатова. — У нас сегодня, может, полгруппы на прослушивание не придет, а он: «Не паникуй¬те, прорвемся...»
— Ты Лере звонила? — спохватилась Аня.
— Тысячу раз. Она сказала, что не может гово¬рить, и бросила трубку.
— Понятно. Что же нам делать? Что я скажу Матвею? Он так старался, договаривался.
— Ань, а этот Матвей, он кто? — осторожно спросила Наташа.
— Художник. Я с ним недавно познакомилась.
— Надо же, познакомилась, а он уже концерты нам устраивает, — удивленно заявила Липато¬ва. — Он в тебя влюбился, точно.
— Не знаю, он мне ничего такого не говорил, — ответила Аня и почему-то покраснела.
— А цветы? А концерт? Тебе мало? — наседала Наташа. — А он тебе нравится?
— Нравится.
Липатова хитро посмотрела на Аню, как будто что-то задумывая.
— Он прикольный, — сказала она с увереннос¬тью. — Я бы на твоем месте в него влюбилась.
Женя вернулась домой в прекрасном настро¬ении. В кармане у нее лежало сердечко от Коли Платонова, и ничто не могло разрушить эту сказ¬ку, даже мамин гнев.
— Как все прошло у директора? — поинтере¬совалась Елизавета Петровна.
— Отлично, нам всем поставили двойки по поведению.
— А чему ты радуешься? Что ты отцу ска¬жешь? — воскликнула Женина мама.
— Что получила двойку! — Женя невозмутимо прошагала в свою комнату.
— Ты подумала, как эту двойку будешь ис¬правлять? Что теперь будет с твоей медалью? — не унималась мама. — Тебе даже не стыдно? Хоть бы вид сделала. Что ты все время улыба¬ешься?
— Просто у меня отличное настроение, а еще сегодня вечером репетиция.
— Какая репетиция? Чтобы через пять минут села за уроки. Пока двойку не исправишь, из дома не выйдешь, — заявила Елизавета Петровна.
— Мам, отстань, а? — Женька завалилась на кровать и принялась крутить в руках сердечко.
— Вот придет отец, пусть он сам с тобой и раз¬говаривает, — обиженно сказала Женина мама и вышла из комнаты.
Как и боялась Наташа, в назначенное время в спортзале появились только она и Аня.
— А Кулемина где, она придет? — забеспоко¬ился Степнов.
— У нее выключен мобильник, — грустно ска¬зала Аня. — Но она обещала прийти. Понятное дело, ей сегодня не до нас.
— Радоваться надо за подругу, а ты расстраи¬ваешься, — покачал головой физрук.
В спортзал пулей влетела счастливая Лена, девчонки бросились ее поздравлять. Почти сразу следом вошли Рассказов и Круглова.
— Смотрите, кто согласился нас выручить! — воскликнул Игорь Ильич. — Агнесса Юрьевна вместо Жени сыграет.
— А как же без Леры играть? — громко спро¬сила Аня.
— Придется и мне тряхнуть стариной. — Исто¬рик уселся за барабаны.
В спортзал заглянул Матвей.
— Аня, привет! Мы приехали! — крикнул он от входа.
Матвей провел внутрь Ларису — организатора шоу. Женщина уселась на заранее приготовлен¬ный стул и с сомнением оглядела развеселую команду.
— Да уж, оригинальное решение, — тихо сказала она, глядя на разминающуюся перед синтезатором Агнессу Юрьевну. — Про бабуш¬ку ты мне ничего не говорил. Это типа музыке «все возрасты покорны»? А этот молодой чело¬век за ударными, это и есть девушка-десяти¬классница?
— Сейчас все выясним.
Матвей отвел Аню в сторонку и вопросительно посмотрел, она принялась что-то объяснять.
— Лариса, просто клавишница Женя немного
приболела, — сказал Матвей, вернувшись.
Девочки попросили учительницу по музыке се¬годня их выручить. Но завтра на концерте Женя обязательно будет. А барабанщице...
— Нездоровится? — перебила Лариса и грозно
посмотрела на парня. — Ты зачем меня сюда при¬
вел? Ты что, издеваешься? У меня шоу срывается,
а я тут слушаю всякий сброд.
Дверь скрипнула, все обернулись и увидели раскрасневшуюся Леру.
— Простите, я опоздала? — спросила она и, не дожидаясь ответа, села за ударные вместо Рас-сказова.
— С барабанщицей, по-моему, уже все в по¬рядке! — улыбнулся Матвей.
Аня подошла к микрофону и произнесла всту¬пительную речь:
— Когда в жизни что-то не ладится, надо не забывать о том, что вокруг есть друзья, которые всегда поддержат. Об этом наша песня. Поехали!
Во время выступления «Ранеток» Лариса по¬степенно оттаивала и под конец уже вовсю улы¬балась.
— Ладно, Матвей, твоя взяла, — сказала она
художнику. — В этих девочках и правда что-то
есть. Только пусть оденутся как-то постильнее.
И надеюсь, бабушки завтра не будет. Хотя этот
божий одуван — само очарование...
На следующее утро Лена и дед встречали своих в аэропорту Они сидели в зале ожидания, и Ку-лемин прислушивался к объявлениям о посадке самолетов.
— Дед, не нервничай, — сказала Лена, глядя на него.
— Ничего со мной не случится. Пока сына не увижу, не умру, — заверил дед.
В зал вошли двое людей в штатском, а за ними — родители Лены. От восторга девушка завизжала и бросилась их обнимать. Дед расплакался от счастья.
— Никита... Верочка... — повторял он, не веря, что они прилетели.
— Ну как ты, батя? — спросил папа Лены, ста¬раясь казаться спокойным.
— Все путем! Главное, что вас дождался.
— У него роман новый скоро выйдет! — заяви¬ла Лена, не отлипая от родителей.
К ним подошла Марина с букетом цветов и про¬тянула его Лениной маме.
— С возвращением! — радостно сказала она, но тут же погрустнела. — А как Виктор? Почему он не прилетел?
— Не волнуйся, с ним все в порядке. Он еще в госпитале, но скоро поправится, — сообщила мама Лены.
— Что мы стоим? Поехали! Очень хочется поскорее дома оказаться. — Папа Лены схватил родных за руки и повел к выходу.
После уроков Аня вышла в холл, и дядя Петя жестом попросил ее остановиться.
— Тут тебе снова передали. — Он протянул девушке букет тюльпанов.
— Спасибо. Снова не скажете кто? — хитро спросила Аня.
Охранник развел руками.
— Ну и не надо, я сама знаю.
— Тогда скажи ему, что, если он еще раз опоз¬дает на занятия, я его в журнал запишу. У меня, знаете ли, тоже инструкции, — сердито провор¬чал дядя Петя.
Потрясенная Аня остановилась посреди холла. Значит, это все-таки не Матвей передавал цветы. Но кто? С Антоном они давно не общались...
На Аню налетели Лера и Наташа и чуть не сби¬ли ее.
— Прокопьева, ты что тут стоишь, как нежи¬вая, и пробку создаешь? — спросила Лера.
— Волнуюсь перед концертом, — соврала Аня.
— Рано еще волноваться, ближе к вечеру нач¬нем.
— А я вот тоже волнуюсь, — грустно сказала Наташа. — У нас как всегда: Женька домой ум¬чалась, Лена к родителям побежала. Надо было порепетировать нормально. Хоть бы на концерт все пришли...
— Не паникуй. Сама же сказала, что будет как
всегда. Значит, как всегда офигенно.
Аня заметила, что к ним идет Антон, и поспе¬шила уйти.
— Я побежала, надо еще к концерту одежду по¬добрать. До вечера, девчонки. Адрес не забудьте.
— Какая-то она странная. — Лера пожала пле¬чами.
— Куда собрались? Какая-то туса намечает¬ся? — полюбопытствовал Антон, подойдя ближе.
— У тебя, Маркин, слишком большие уши, — засмеялись девушки.
— У нас концерт в одном клубе, — рассказала Наташа.
— Клево, позовете?
— Приходи, вход свободный. — Липатова сде¬лала вид, что ей все равно.
Вечером перед концертом девчонки готовились в гримерке. Наташа рисовала на глазах стрелки карандашом, Лена настраивала гитару. Лера, за¬кончив с прической, принялась нервно ходить от стены до стены.
— Ну где эта Алехина?
— Все, атас, Новикова начала паниковать. — Лена закатила глаза.
— Она обещала что-нибудь придумать, — по¬пыталась успокоить всех Аня.
— Осталось пять минут, — взволнованно сказала Кулемина, посмотрев на часы. — Гитары настроили?
— Мамочки, как же без клавиш? У меня, ка¬жется, голос пропал, — прошептала Аня.
— Выпей воды! — Лена протянула ей бутылку с минералкой.
В гримерку заглянула администратор клуба:
— Девочки, на сцену!
«Ранетки» с подгибающимися от волнения коленками выползли на сцену и подключили инструменты. Когда Аня взяла несколько первых аккордов, из-за кулис вылетела Алехина и встала за клавиши. Все с облегчением вздохнули, и кон¬церт начался.
Отыграв так драйвово, что зал взорвался ап¬лодисментами, разгоряченные девчонки спусти¬лись со сцены к фуршетным столам. Первыми к ним подошли родители и дед Лены и начали поздравлять.
— Это, конечно, не моя музыка, но мне понра¬вилось, — улыбнулся Кулемин.
Физрук Степнов, который тоже пришел на концерт, подошел к Лене и вручил новенький баскетбольный мяч.
— Молодец, Кулемина, но баскетбол не забы¬вай, — сказал он, светясь от гордости.
— Спасибо, — смущаясь, ответила Лена.
Лера накинулась на бутерброды, к ней подошел радостный Леха.
— Правильно, силы надо восстановить. Ты так по барабанам лупила, я думал, лопнут.
Новикова чуть не подавилась от неожидан¬ности.
— Ой, напугал. Ты здесь откуда?
— Да так, мимо проходил, слышу грохот. По¬думал, это, наверное, Лера по барабанам лупит, и точно, — пошутил Леха. — А если честно, мне очень понравилось. Гораздо круче, чем в скейт-парке.
— А то! — Лера расплылась в улыбке.
Маркин подлетел к Наташе.
— Натаха, здорово сыграли! Ты — молодец! Жалко, отец твой не слышал...
— Ну почему же? — с загадочным видом ска¬зала Ольга Сергеевна, стоявшая неподалеку. — У меня сюрприз!
Она помахала кому-то рукой, Наташа оберну¬лась и увидела отца.
— Лагуткин, твой отец, собственной персоной
пожаловал, — заявила Наташина мама.
Борис обнял дочь.
— Еще так поиграешь и меня переплюнешь.
Молодца! — похвалил он.
Заметив, что Лагуткин смотрит на нее, Ольга Сергеевна кокетливо поправила прическу.
К Ане и Матвею подошла Лариса, а с ней — представительного вида мужчина в дорогом костюме.
— Знакомьтесь, это мистер Любич, директор известной звукозаписывающей компании, — сказала Лариса.
— Ваша группа мне понравилась, и название интересное — «Ранетки». — Любич кивнул в знак одобрения. — Я ежегодно провожу музыкальные фестивали, и мне бы хотелось, чтобы вы там вы¬ступили. У вас есть профессиональные записи?
— Пока нет, — грустно сказала Аня.
— Значит, будут. Вот вам мой телефон. — Лю¬бич протянул девушке визитку.
Когда он ушел, Аня подошла к одиноко стоящей Жене.
— Молодец, Женька! Без тебя мы бы не смог¬ли, — подбодрила она подругу. — А как ты сбе¬жала?
— Через форточку, — улыбнулась Женя.
— Девчонки, поздравляю! — Рассказов пожал девушкам руки. — Я же говорил, что все будет хорошо.
«Ранетки» с родителями и друзьями собрались вокруг одного из столов и продолжали обсуждать выступление, когда к ним подошел Матвей. Руки он держал за спиной.
— Ань, можно тебя на минуточку?
Прокопьева отошла в сторонку, и Матвей вру¬чил ей огромный букет роз.
— Это тебе. Не тюльпаны, конечно, но тоже ничего... — Он чмокнул Аню в щеку.
— Спасибо...
Аня стояла посреди зала с букетом цветов в руках, рядом были хорошие друзья и любимый парень, настроение — лучше не придумаешь. Она окинула зал радостным взглядом и замети¬ла стоящего в стороне Антона. Маркин грустно посмотрел на Аню, и внутри у нее все перевер¬нулось...
При копировании материала обязательна ссылка на наш сайт




 
Форум » Книга Ранетки » Книга 2.Все только начинается!(Н. Зарочинцева) » Глава 10
Страница 1 из 11
Поиск:

by Simraneto4ka 2009-2011